ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, в российском уголовном праве



Страница: 1/3


По общему правилу, закрепленному в статье 8 Уголовного кодекса Российской Федерации
1996 года, наличие в деянии лица всех признаков состава преступления, предусмотренного
Особенной частью Уголовного кодекса, является основанием уголовной ответственности.
Таким образом, такое деяние лица является общественно опасным: ведь общественная
опасность является одним из обязательных признаков преступления. Но в повседневной
жизни могут иметь место и такие деяния, которые хотя внешне и имеют все признаки
состава преступления, в действительности не только не представляют общественной
опасности, но и являются общественно полезными. Эти действия способствуют осуществлению
задач Уголовного кодекса и уголовного права вообще. Ведь одной из таких задач
УК РФ провозглашает «охрану прав и свобод человека и гражданина, собственности,
общественного порядка и общественной безопасности, окружающей среды, конституционного
строя Российской Федерации от преступных посягательств».


В действующем законодательстве таким действиям посвящена глава 8 УК РФ. Сейчас
законодательно предусмотрены шесть обстоятельств, исключающих преступность деяния.
Среди них – причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. Это
новый институт в российском уголовном праве, появившийся лишь в УК 1996 года.
Необходимость в нем очевидна. Ведь, во-первых, лицо, совершив преступление и скрывшись,
может уничтожить следы преступления и орудия совершения преступления, распорядиться
добытым преступным путем имуществом, воздействовать на свидетелей либо избавиться
от них и т.д., т.е. всеми возможными способами помешать раскрытию преступления.
Во-вторых, избежав наказания либо отсрочив его, преступник имеет возможность совершать
другие, может быть более тяжкие, преступления.


Правовому регулированию отношений, связанных с причинением вреда при задержании
лица, совершившего преступление, отечественное законодательство уделяло мало внимания.
В XIX веке данный институт был закреплен, хотя и косвенно, в статье 101 Уложения
о наказаниях уголовных и исправительных 1845 года. Эта статья посвящена необходимой
обороне, но в ней есть оговорка о том, что «необходимость обороны признается также
и в случае, когда застигнутый при похищении или повреждении какого-либо имущества
преступник силою противился своему задержанию или прекращению начатого им похищения
или повреждения». (Уложение о наказаниях уголовных и исправительных и Устав о
наказаниях, налагаемых мировыми судьями. СПб., 1885. С. 27.)


Формулировка института необходимой обороны в статье 45 Уголовного уложения 1903
года менее конкретна и не содержит упоминания о возможности задерживать преступника,
причиняя ему при этом вред. (См. об этом: Уголовное уложение (высочайше утвержденное
22 марта 1903 года): Текст закона с очерком основных положений и существенных
отличий его от действующего законодательства и с алфавитным предметным указателем.
СПб., 1903. С. 115.) Видимо, трактуя состояние необходимой обороны расширительно,
можно признать лицо, причинившее преступнику вред при задержании, находившимся
в состоянии необходимой обороны, если была реальная опасность, что преступник
совершит еще какое-либо преступление.


В советский период институт задержания преступника тоже не был достаточным образом
регламентирован. (Хотя здесь можно упомянуть декрет СНК «О красном терроре» от
5 сентября 1918 года, который законодательно подтвердил право ВЧК применять в
отношении «классовых врагов» высшую меру наказания без суда и следствия. Но является
ли «классовый враг» преступником?) УК РСФСР 1922 года содержал две нормы (статьи
145 и 152), которые устанавливали пониженное наказание за убийство застигнутого
на месте преступления преступника и за причинение ему тяжких телесных повреждений
при превышении мер, необходимых для его задержания. (См. об этом: Отечественное
законодательство XI – XX веков: Пособие для семинаров. Часть II (XX в.).) С другой
стороны, в разделе «Общие начала применения наказания» институт причинения вреда
при задержании преступника в качестве обстоятельства, исключающего преступность
деяния, вообще отсутствовал. (Там же. С. 107-109.)


В принятой в 1926 году новой редакции УК РСФСР подобных норм в Особенной части
не было. Причинение вреда при задержании преступника как обстоятельство, исключающее
преступность деяния, утратило свое законодательное закрепление. Не получило оно
его и в УК 1960 года.


Рассмотрим основные вопросы и проблемы рассматриваемого института, в том числе
вытекающие из его законодательного закрепления в УК РФ 1996 года.


Право на задержание преступника и возможность причинения ему вреда при задержании
некоторые авторы связывают с совершением преступления, которое влечет наказание
в виде лишения свободы, аргументируя это тем, что нельзя лишать человека свободы,
задерживая его, если совершенное им противоправное деяние не карается лишением
свободы. (См. об этом: Бушуев Г.В. Задержание преступника как форма предупреждения
преступлений // Уголовно-правовые и криминологические меры предупреждения преступлений.
Омск, 1986. С. 54; Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. М., 1969.
С. 184.) Такая позиция представляется не совсем правильной (не согласен с ней,
в том числе, и сам Г.В. Бушуев (См. также: Бушуев Г.В. Социальная и уголовно-правовая
оценка причинения вреда преступнику при задержании. М., 1973. С. 9.)). И вот почему.
Во-первых, некоторые преступления могут и не предусматривать лишения свободы в
качестве установленной в законе санкции за их совершение, но в то же время любое
уголовно наказуемое деяние является общественно опасным и, значит, должно повлечь
наказание как можно быстрее. Во-вторых, лицом, задерживающим преступника, может
быть обычный гражданин, который может и не знать, какое наказание предусмотрено
за совершение данного преступления. Наконец, законодатель не оговорил в уголовном
законе, с какими именно категориями преступлений связано причинение вреда преступнику
при задержании и возможность его задержания вообще. В статье 38 УК РФ недвусмысленно
говорится о том, что вред может быть причинен задерживаемому лицу в случае совершения
им преступления, причем речь, очевидно, идет обо всех четырех категориях преступлений.
(Высказывается в литературе мнение также и о том, что задерживать с причинением
вреда можно только лицо, совершившее умышленное преступление, представляющее большую
общественную опасность (Ткаченко В.И. Ответственность за вред, причиненный при
задержании преступника // Социалистическая законность. 1970. № 8. С. 39). Представляется,
что речь здесь идет ни о чем ином, как о соответствии мер, применяемых к задерживаемому,
характеру и степени общественной опасности совершенного им деяния как одном из
условий правомерности причинения вреда при задержании.)


С другой стороны, формулировка статьи 38 УК РФ не вполне совершенна, так как она
предусматривает возможность причинения вреда задерживаемому лицу только в случае
совершения им именно преступления. Получается, что задерживающий, по мнению законодателя,
должен сразу же дать уголовно-правовую оценку совершенного деяния. А сделать это
бывает не так легко даже квалифицированному юристу, и не только сразу, на месте
преступления, но и в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства.
(См. об этом: Милюков С.Ф. Российское уголовное законодательство: Опыт критического
анализа. СПб., 2000. С. 131-132.) Что же говорить об обычном гражданине?


Здесь возникает и еще одна проблема – проблема определения вменяемости задерживаемого.
Это нельзя сделать без медицинского освидетельствования лица. К тому же, определить,
находилось ли лицо в момент совершения преступления в состоянии невменяемости,
может только суд. (См. об этом: Милюков С.Ф. Указ. соч. С. 131-132.) И хотя нахождение
в состоянии невменяемости освобождает лицо от уголовной ответственности, задержать
его все же необходимо для предотвращения возможности совершения таким лицом других
общественно опасных посягательств.


Таким образом, представляется, что было бы более правильно сформулировать название
института, закрепленного в статье 38 УК РФ, следующим образом: «причинение вреда
при задержании лица, совершившего общественно опасное деяние». Хотя, например,
профессор В.В. Орехов считает, что в ряде случаев такая формулировка может привести
к еще большим трудностям. Обыденная трактовка понятия «общественно опасное деяние»,
его расплывчатость для простого гражданина дают «неограниченные возможности оправдания
любого произвола». (См. об этом: Орехов В.В. Необходимая оборона и иные обстоятельства,
исключающие преступность деяния. СПб., 2003. С. 115-116.)



Следующая страница (2/3) Следующая страница

Соболевский Константин Андреевич (5 курс 1 поток 5 группа)

(23197 Прочтено. Последнее обновление 2004-11-02)

См. все содержимое категории Научные статьи по праву, юриспруденции раздела Материалы.




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы

По информации: http://www.arsenal-today.ru/7066.html.
© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.013 секунды. Запросов к БД: 10.