ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Коммуникативная концепция права (проблемы генезиса и теоретико-правового обоснования)

Общая характеристика работы



Актуальность темы исследования. Российская правовая наука в целом и теоретическое правоведение в частности находятся только в начале долгого пути поиска собственной идентичности. Прошедшее десятилетие постсоветского развития российского общества показало, что утвердившийся идеологический плюрализм побуждает правоведов искать новые, нетрадиционные для советского менталитета выходы из того тупика, в котором оказалась российская наука в результате многолетнего "пережевывания" догматов марксизма. На этом неизведанном пути наше правоведение подстерегают, по крайней мере, две опасности, которые можно условно обозначить как "сциентизация" и "идеологизация". "Сциентистский" вариант развития науки в соответствии с современными западными интеллектуальными технологиями (в духе аналитической философии) чреват забвением ценностной составляющей гуманитарного знания, без которой невозможно его полноценное существование. "Идеологизированный" вариант, основанный на некритическом заимствовании западной, прежде всего, либеральной правовой идеологии и подчинении ей науки, или на таком же некритическом стремлении вернуться в прошлое путем реанимации правовых ценностей русского традиционализма, ведет к субъективизму и размыву критериев научности.


Наиболее предпочтительным представляется такой путь эволюции отечественной правовой мысли, когда современные научные методологические приемы познания правовой действительности (достижения западной философской мысли) служат сохранению, укреплению и развитию отечественных социокультурных ценностей. Движение в западном направлении заметно. Даже правовые теории, базирующиеся на марксистской идеологии, подверглись существенной модернизации по западным образцам. На сегодняшний день ортодоксальных марксистов (в смысле советской ортодоксии) практически не осталось. Но стремление сочетать метод диалектического материализма с западными либеральными ценностями (например, с естественными правами человека) не может привести к целостной научной концепции в связи с принципиальной методологической несовместимостью этих разнородных начал. Более отрадным, по мнению диссертанта, является тот факт, что в российском правоведении усиливается интерес к интегральной юриспруденции, которая на основе диалога с различными школами в правоведении стремится обосновать целостную концепцию права, свободную от основных недостатков, характерных для правовой теории эпохи "советского модерна". В той или иной мере эту тенденцию разделяют многие серьезные российские ученые. Представленное в настоящем диссертационном исследовании обоснование основ коммуникативной концепции права и анализ проблем, возникающих в этой связи, является посильным вкладом в формирование новых представлений о правовой реальности.


Основные цели и задачи диссертационной работы. Общая цель диссертации - научная разработка и обоснование коммуникативной теории права как разновидности интегрального концепта правопонимания. Речь идет о понимании права как целостного явления, возникающего в форме непрерывной социальной коммуникации и имеющего текстуальную (семиотическую), аксиологическую, психическую и функционально-поведенческую составляющие.
Соответственно задачами исследования являются:


  • обоснование необходимости перехода к интегральному варианту правопонимания;

  • выявление коммуникативных начал правопонимания в истории русской правовой мысли;

  • выявление и анализ различных социальных коммуникаций как необходимых условий правогенеза;

  • определение онтологического статуса права;

  • выявление и анализ аксиологической составляющей права;

  • определение онтологического и социокультурного ракурса правосознания;

  • анализ соотношения права и его текста;

  • характеристика действия права;

  • выявление механизма социально-правовой легитимации.


Теоретические и методологические основы диссертации. Интегральный подход к правопониманию предполагает диалог между различными направлениями и школами в современном теоретическом правоведении. Подобный диалог, предполагающий, что право является целостным, но многоаспектным явлением, не может осуществляться на основе одного метода. Комплексное исследование права предполагает использование разных методологий, соответствующих многообразию аспектов правовой действительности. Тем не менее, целостный взгляд на право на современном этапе развития науки, по мнению диссертанта, наилучшим образом достигается при помощи феноменологического метода, который уже использовался русскими учеными-правоведами в досоветский период и, в различных модификациях, с успехом применяется в современной западной гуманитарной мысли. Наибольший интерес в этой связи представляют русская школа "идеал-реализма" (С.Л. Франк, Н.О. Лосский), а также феноменологическая социология и герменевтика (в том числе герменевтические идеи М.М. Бахтина). Важное методологическое значение имеют идеи диалектики, системного подхода, структурализма, антропологии и персонализма. Прикладное методологическое значение следует признать за некоторыми современными направлениями психологии, в частности, теорией установки и психоанализом, а также за идеями семиотики, семиосоциопсихологии, текстоведения, теорией коммуникации.


Обосновывая коммуникативную теорию права, соискатель прибегал к уже имевшимся в философии, социологии, лингвистике, психологии, правоведении теоретическим выводам.


Из работ российских философов привлекались исследования Н.Н. Алексеева, М.М. Бахтина, Н.А. Бердяева, С.Н. Булгакова, Б.П. Вышеславцева, П.П. Гайденко, Ю.Н. Давыдова, Л.Г. Ионина, В.А. Канке, Л.П. Карсавина, К.Н. Леонтьева, А.Ф. Лосева, Н.О. Лосского, К.Х. Момджяна, И.Д. Невважая, В.Н. Садовского, Я.А. Слинина, В.С. Соловьева, Е.Н. Трубецкого, С.Н. Трубецкого, П.А. Флоренского, С.Л. Франка, Э.Г. Юдина и др.


Коммуникативные аспекты западной философской мысли проанализированы на основе произведений Р. Барта, М. Бубера, В. Виндельбанда, Х.-Г. Гадамера, Г. Гуссерля, Ж. Делеза, Ж. Деррида, Ж.-Ф. Лиотара, Ж. Маритена, М. Мерло-Понти, Э. Мунье, И. Пригожина, П. Рикера, Г. Риккерта, Ж.-П. Сартра, М. Фуко, Ю. Хабермаса, М. Хайдеггера, М. Шелера, К. Ясперса и др..


Важное теоретическое и методологическое значение имели труды по социологии П. Бергера и Т. Лукмана, П. Бурдье, М. Вебера, Э. Дюркгейма, Н. Лумана, Б. Малиновского, К. Манхейма, М. Мосса, Р. Пэнто и М. Гравитц, Т. Парсонса, Д. Уолша, М. Филипсона, Э. Шилза, А Щюца.


В работе нашли отражение идеи дореволюционных российских правоведов Н.Н. Алексеева, С.И. Гессена, И.А. Ильина, Б.А. Кистяковского, М.М. Ковалевского, Н.М. Коркунова, С.А. Муромцева, П.И. Новгородцева, Е.Б. Пашуканиса, Л.И. Петражицкого, В.С. Соловьева, П.А. Сорокина, Е.В. Спекторского, В.Ф. Тарановского, Е.Н. Трубецкого, Б.Н. Чичерина, Г.Ф. Шершеневича, А.С. Ященко и постреволюционных, в том числе современных отечественных теоретиков и историков права: С.С. Алексеева, А.П. Альбова, М.И. Байтина, В.А. Бачинина, А.Б. Венгерова, В.Г. Графского, Ю.И. Гревцова, И.Н. Грязина, Н.М. Золотухиной, В.Д. Зорькина, С.Ф. Кечекьяна, Д.А. Керимова, И.Ю. Козлихина, В.А. Козлова, Э.В. Кузнецова, В.Н. Кудрявцева, В.В. Лазарева, Р.З. Лившица, Д.И. Луковской, Г.В. Мальцева, Л.С. Мамута, Н.И. Матузова, В.С. Нерсесянца, Е.Б. Пашуканиса, В.Н. Протасова, В.П. Сальникова, Л.И. Спиридонова, П.И. Стучки, В.М. Сырых, Е.В. Тимошиной, Л.Б. Тиуновой, Б.Н. Топорнина, В.А. Туманова, А.А. Ушакова, А.Ф. Черданцева, И.Л. Честнова, Л.С. Явича и др.


Использовались и труды зарубежных правоведов Г.Дж. Бермана, Ж.-Л. Бержеля, Г. Гурвича, Р. Дворкина, Л. Дюги, Ж. Карбонье, Г. Кельзена, Н. Неновски, А. Райнаха, Н. Рулана, Сурия Пракаш Синха, Л. Фридмэна, О. Хёффе, Дж. Холла, К. Шмитта, Л. Эннекцеруса, Е. Эрлиха.


Определенное значение для обоснования защищаемой концепции имели сочинения К. Вальверде, Т.М. Дридзе, Ю.М. Лотмана, А.В. Соколова, Ю.С. Степанова, Н.С. Трубецкого, Д.Н. Узнадзе, З. Фрейда, К.Г. Юнга.


Научная новизна исследования. Коммуникация - неотъемлемый компонент социального. Само становление человека стало возможным благодаря возникновению способности к коммуникации. Человеческая личность устроена "коммуникативна" и настроена на различные формы и способы коммуникации (общения). Как коммуникации могут быть рассмотрены не только право, но и мораль, нравственность, религия, наука и др. Коммуникативным аспектам общественного бытия уделяется первостепенное внимание в лингвистике, семиосоциопсихологии, культурологии, философии (С.Л. Франк, Э. Гуссерль, К. Ясперс, М. Мерло-Понти, Г. Марсель, А. Шюц, П. Бергер, Т. Лукман, Э. Мунье, М. Бубер, М.М. Бахтин, Х.-Г. Гадамер, П. Рикер, Д. фон Гильдебранд, П. Лаин Энтральго) и социологии (в последнем случае можно вспомнить хотя бы социальные теории Т. Парсонса и Н. Лумана, символический интеракционизм Дж.Г. Мида и Т. Блумера, теорию коммуникативного действия Ю. Хабермаса и т.д.). Они находят свое отражение и в юриспруденции, преимущественно зарубежной. В качестве примера можно привести концепцию американского теоретика У. Проберта (профессора университета Флориды), сформулированную им в работе "Право, язык и коммуникация"1. В российском правоведении затрагивались лишь отдельные аспекты правовой коммуникации. Например, текстуальный, герменевтический аспект этой проблематики был проанализирован в работах: И.Н. Грязина "Текст права" (Таллин, 1983), Д.И. Луковской "Политические и правовые учения: историко-теоретический аспект (Л., 1985), И.П. Малиновой "Философия права (от метафизике к герменевтике)" (Екатеринбург, 1995), Власенко Н.А. Язык права. (Иркутск, 1997), В.П. Сальникова, С.В. Степашина, Н.И. Хабибулиной "Государственная идеология и язык закона (СПб., 2001) и др. Однако бурное развитие семиотики и теории коммуникации в последние годы должно, по мнению диссертанта, заставить и правоведов обратить более пристальное внимание на открывающиеся в этой связи перспективы получения нового теоретико-правового знания, в центре которого будет находиться концепция самого права как формы коммуникации.
Диссертация представляет собой первую в отечественном правоведении попытку комплексного монографического исследования и обоснования коммуникативной концепции права как одного из вариантов интегрального правопонимания. Право понимается диссертантом как специфическая разновидность интерсубъективной, коммуникативной деятельности членов общества, результаты которой объективируются в правовой культуре, в социальных институтах, в правовых текстах и воплощаются в правосознании, правовых нормах и правовых отношениях, образующих единую правовую структуру. На основе феноменологического анализа в структуре права выделяются правомочия и коррелятивные им правообязанности, основаниями которых являются правовые нормы как общезначимые и общеобязательные правила, реализуемые в коммуникативном поведении субъектов права. Смысл права определяется как установление правовой коммуникации. При этом в праве выделяются и обосновываются такие его аспекты как семиотический (текстовый), социокультурный (ценностный), психологический, праксиологический (деятельностный). Само право интерпретируется как сложная психосоциокультурная коммуникативная система.


На защиту выносятся следующие положения:


  1. развитие правовой теории в условиях российского постмодерна требует обоснования новых вариантов правопонимания, отличных от тех "классических" образцов, которые сформировались в эпоху модерна. Такие варианты правопонимания должны иметь интегративный характер и отвечать существующим в мире научным представлениям о правовой действительности;

  2. генезис российской дореволюционной правовой мысли и эволюция советской теоретико-правовой доктрины позволяют говорить о коммуникативной направленности российского правового дискурса;

  3. право невозможно вне социальной коммуникации; условием правогенеза является не возникновение государства, а формирование психосоциокультурных реалий, имеющих коммуникативную направленность, в которых находят свою объективацию правовые тексты, правовые нормы и правовые отношения, порождаемые интерсубъективной (коммуникативной) деятельностью членов социума;

  4. эйдос права выражается в его структуре, представляющую собой коррелятивную связь правомочий и правообязанностей, конституируемых общезначимой и общеобязательной правовой нормой в процессе межсубъектной коммуникации; правовая коммуникация представляет собой, таким образом, правовое взаимодействие между субъектами, возникающее на основе социальной интерпретации правовых текстов, как предоставляющих определенным субъектам коррелятивные правомочия и правообязанности, и реализующим эти правомочия и правообязанности в правовом поведении;

  5. право не существует вне сознания социальных субъектов, а, следовательно, и вне правосознания, но не может отождествляться с правосознанием. Право бытийствует как часть общественного правосознания, в рамках которого обеспечивается его конституирование: осмысление, легитимация, хранение и воспроизводство. Соответственно к структурным элементам правосознания можно отнести правовую онтологию, правовую аксиологию (идеологию и психологию) и правовую праксиологию;

  6. право позиционируется как специфический феномен при наличии социально значимого нормативного содержания, которое интерпретируется в рамках социума как ценность, придавая тем самым правовым притязаниям значение оправданных, т.е. правомерных притязаний;

  7. правовые ценности могут иметь как эйдетический (общий) смысл, так и социокультурное (конкретное) значение; к основным эйдетическим ценностям можно отнести порядок, свободу, ответственность, равенство, справедливость;

  8. праву имманентно присуще психическое принуждение к соблюдению нормативных правил, вытекающих из правовых текстов; возможность физического принуждения носит ограниченный характер и в качестве позитивной ценности находит свое наиболее адекватное воплощение в правоохранительном механизме государства;

  9. право может существовать без государства, государство без права существовать не может. Государство возникает как всеобъемлющий социальный институт, в рамках которого право получает специфически институциональную форму выражения (текстуальную и организационную);

  10. негосударственное, непосредственно социальное право имеет все признаки права, отраженные в его структуре, но имеет свои текстуальные и функциональные особенности. К наиболее значимым видам негосударственного права можно отнести корпоративное, спортивное, церковное и международное право;

  11. право как целостность всегда есть действующее право. Как материя невозможна без движения, так право невозможно вне своего действия. Действие права означает его системное функционирование. Важным элементом механизма действия права является субмеханизм его социально-правовой легитимации. Вне социальной легитимации правовые тексты как источники права не существуют. Их легитимация, верифицируемая на основе их функционирования в качестве источника права, и начало правового действия (возникновение правовой коммуникации), свидетельствует об их социально ценностном содержании и социальном бытии права;

  12. правовой текст следует отличать от правовой нормы. Правовой текст представляет собой систему знаков, интерпретация которых создает определенный правовой смысл (правовое означаемое), направленный на регулирование поведения субъектов путем определения их правомочий и правообязанностей. Текстуальное правило становится источником права тогда, когда в социальной действительности ему соответствуют проекционные социоментальные образования, придающие этому правилу ценностное значение и возникают соответствующие социальные практики, направленные на реализацию правомочий и правообязанностей коммуницирующих субъектов. Таким образом, правовая норма находится не в тексте, а в психоциокультурной действительности, бытийствуя как идеально-материальный феномен;

  13. правовая норма конституируется не одним правовым текстом, а всей совокупностью текстов данной культуры, как первичных, так и вторичных (интертекстом), интерпретация которых легитимирует и конкретизирует правовые возможности и обязанности субъектов.


Практическая значимость диссертационного исследования. Практическая значимость диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы относительно многоаспектности права и его социокультурной обусловленности могут быть использованы законодателем при определении правовой политики и составлении законопроектов. Концепция правопонимания, предложенная соискателем, может быть использована в научно-исследовательской деятельности при анализе перспектив правового развития российского общества.


Результаты исследования могут быть использованы в лекционных курсах, спецкурсах, при проведении семинарских занятий по общей теории права и государства, проблемам общей теории права, философии права, истории правовых учений России.


Апробация результатов исследования. Диссертационное исследование обсуждалось и было одобрено на расширенном заседании кафедры теории и истории государства и права Санкт-Петербургского государственного университета. Рекомендовано к защите в форме научного доклада. Теоретические выводы и положения диссертации в течение десяти лет использовались соискателем в преподавании различных учебных дисциплин студентам юридического факультета СПбГУ и ряда учебных заведений Северо-Запада России. Они отражение в монографии "Общая теория права. Курс лекций" (СПб: Юридический центр Пресс, 2001), а также в других научных, учебных и учебно-методических публикациях автора, общий объем которых составляет около 80 п.л.


Результаты диссертационного исследования нашли свою апробацию на научных конференциях, в частности на Всероссийской научной конференции "Философия права как учебная и научная дисциплина" (28-29 апреля 1999 г. Ростов-на-Дону, Ростовский Юридический Институт МВД России); на Всероссийской научной конференции "Государство и право на рубеже веков: проблемы теории и истории" (2-4 февраля 2000г. Москва, Институт государства и права РАН); на Межвузовской научно-теоретической конференции "Правовой режим законности: вопросы теории и истории" (15 февраля 2001 г. Санкт-Петербург, юридический факультет СПбГУ); на Всероссийской научной конференции в Университете МВД (13 декабря 2001 г.); на Международной научной конференции "Консерватизм и либерализм: внешнеполитический и внутриполитический аспекты" (15 февраля 2002 г. Санкт-Петербург); на Всероссийской научной конференции "Источники (формы) права: вопросы теории и истории" (21-24 марта 2002 г. Сочи, юридический факультет Кубанского гос. у-та).
  • Оглавление






  • Диссертация Полякова А.В.

    (10914 Прочтено. Последнее обновление 2004-11-03)

    См. все содержимое категории раздела Материалы.




    Rambler's Top100



    Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы


    © Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
    Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
    Открытие страницы: 0.023 секунды. Запросов к БД: 10.