ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Право в системе пространственно-временных характеристик бытия



Страница: 1/2


Право как явление глубоко культурное, искусственное порождение общества, не может
рассматриваться вне связи с ним, вне общественных отношений, пронизывающих последнее.
Под обществом обычно понимается совокупность индивидов, имеющих общие интересы
и проживающих на определенной территории. На мой взгляд, такой подход довольно
односторонен и поэтому страдает некоторым пренебрежением к собственно бытию общества,
т.е. всему спектру общественных, в т.ч. духовных отношений, существующих в определенное
время и на определенной территории. Действительно, совокупность людей нельзя назвать
обществом, если между ними нет социальных связей, не развита хоть сколько-нибудь
коммуникация.


Человек как существо социальное и политическое (что отметил еще Аристотель) не
может существовать отдельно от общества, более того, он обречен на жизнь с себеподобными
в силу своего рождения и принадлежности к homo sapiens. Поэтому он закономерно
входит в круг общественных отношений, проходит социализацию, усваивает свою социальную
роль, занимает определенное положение и подчиняется воле общества и государства,
отдавая ему часть своей свободы. Об этом же говорил Т.Гоббс: «человек должен согласиться
… довольствоваться такой степенью свободы по отношению к другим людям, которую
он допустил бы у других людей по отношению к себе»1.


Каждый человек, рождаясь, попадает в некоторое пространство и время, где заранее
для него и других предустановлена система социальных связей, правила морали, правовые
нормы (последним он должен подчиняться в силу их обязательности и под страхом
применения государственного принуждения)2.


В связи с изложенным нетрудно заметить, что право как система норм, регулирующих
некоторые общественные отношения, должно каким-то образом соотноситься с категориями,
имеющими непосредственное отношение к социальному бытию. Действительно, если право
служит инструментом в руках общества и государства для регулирования общественно
значимых связей, то оно с необходимостью «вписывается» в круг атрибутов бытия
(т.е. присущих ему свойств). К онтологическим категориям относятся: видимость
и кажимость, действительность и возможность, сущность и явление, пространство
и время и пр. Несомненно, что все вышеназванные понятия важны и имеют свою теоретико-познавательную
ценность, но мне бы хотелось остановиться лишь на двух характеристиках бытия:
пространстве и времени, ввиду того, что они оказывают перманентное воздействие
на правовые отношения, складывающиеся в лоне любого общества и государства.


Пространство и время – взаимосвязанные категории. Они универсальны и всеобщи;
пространство трехмерно, время же имеет одно измерение. Пространство выражает порядок
расположения одновременно сосуществующих объектов, время – последовательность
существования сменяющих друг друга явлений. Время необратимо, всякий процесс развивается
в одном направлении – от прошлого к будущему3.


Каждая эпоха вырабатывала свою парадигму атрибутов бытия, учитывая при этом опыт
предшествующих поколений.


В Древней Греции общественное бытие рассматривалось как нечто статичное и неизменное.
Античный человек, будучи «ярко выраженным» альтруистом, боялся «потревожить» космический
покой, дабы не разрушить все мироздание. Люди полагали, что если они начнут развивать
активную деятельность, проявлять излишнюю суету, то вслед за этим может последовать
нарушение их микрокосма, а это грозило уничтожением всех и вся. Любопытно отметить,
что человек не переживал лично за свою жизнь, скорее он «болел душою» за всю общину,
город. Поэтому поощрялась деятельность сугубо созерцательная, не ведущая к каким-либо
серьезным изменениям в жизни природы и общества.


В те времена представления о пространстве и времени сводились к утверждению, что
история вращается по кругу. Филолай, к примеру, в своих публичных выступлениях
убеждал слушателей в нумерической повторяемости всего в мире и в том, что через
10 800 лет (не зря же это был истый пифагореец!) он будет стоять на этом же месте
и говорить то же самое. Также школа пифагорейцев отстаивала тезис о конечности,
завершенности и совершенности мира. Согласно их воззрений, есть предел мироздания,
за которым ничего нет, т.н. «сфера неподвижных звезд».


В целом для греков нет прошлого, т.к. оно уже ушло, нет будущего, т.к. оно еще
не настало, они жили по принципу «здесь и сейчас»4. Что же касается пространства,
то за пределами ойкумена, по представлениям жителей полисов и общин, живут страшные
существа. Позже их назовут варварами (слово «варвар» образовано от греческого
«барбарос» - бормотание, несвязная речь; так греки называли тех, кто не знал их
языка).


В эпоху раннего Средневековья появляется первая христианская модель бытия, связанная
с именем Святого Августина (IV в.). Его следует упомянуть, и вот в связи с чем:
он первый (!) заговорил о направленности времени, т.е. о прошлом, настоящем и
будущем; ранее знания об этом отсутствовали. Он повествовал о времени с позиций
церковно-догматического учения о божественном акте сотворения мира, о дальнейшей
его динамике, приводящей в итоге к Апокалипсису – конечной границе бытия5.


Таким образом, в средние века круговое движение мира разрывается; четко осмыслены
временные параметры прошлого, настоящего и будущего6.


Новоевропейский разум, воспитанный на слиянии философии и науки, привносит новую
парадигму. И.Ньютон рассматривает пространство и время как вместилища, внутри
которых протекают физические процессы.


Представитель немецкой классической философии И.Кант сомневался в объективности
пространства и времени. Он полагал их продуктами человеческого сознания, т.е.
по сути, относил их в сферу работы человеческой психики.


Г.В.Ф. Гегель, критикуя Канта, развивал учение об абсолютной идее и говорил о
пространстве и времени как о ее порождении. Таким образом, пространство и время
оказывались оторванными не только от бытия, но и друг от друга.


Н.И.Лобачевский пришел к выводу, что свойства пространства не являются постоянными,
они изменяются в зависимости от реального бытия в мире. А. Энштейн теорией относительности
доказал, что течение времени и протяженность тел зависят от их скорости движения
и что структура или геометрические свойства четырехмерного континуума (пространство-время)
изменяются в зависимости от скопления масс вещества и рождаемого ими поля тяготения.
Исследования Бутлерова, Федорова обнаружили зависимость пространственных свойств
от физической природы тел, обусловленность физико-химических свойств материи пространственным
расположением атомов.


В советское время, воспитанное идеологией марксизма-ленинизма, общественное бытие
понималось (помимо парадигм «физического» толка) как категория, характеризующая
материальную жизнь общества, т.к. именно она (материальная жизнь) служила тем
базисом, на котором покоились остальные сферы общественной жизни (духовная, политическая
и пр). Широко известно, что вышеназванная доктрина несколько десятилетий доминировала
на социально-правовой арене СССР, подчеркивая первичность производственных отношений
перед остальными, в т.ч. правовыми.


Философские течения Запада, напротив, в основном закрепляют превалирующее положение
духовных отношений по отношению к экономическим.


Понятно, что истине принадлежит «золотая середина» между этими крайними течениями,
но в целях наших размышлений вечный спор материалистов и их оппонентов нужно оставить
на откуп философам; нам же будет достаточным считать, что общественное бытие (вне
зависимости от первичности сознания или материи) охватывает все отношения, складывающиеся
в социуме.


До сих пор исследованию пространства и времени посвящены многочисленные работы,
т.к. это вопрос остается открытым, впрочем, справедливости ради нужно сказать,
что все вопросы, относящиеся к области философии, являются «вечными», т.е. по
сути неразрешимыми. Конечно, философские парадигмы далеки от области права, особенно
что касается периода немецкой классической философии, но историческая ретроспектива
развития представлений о пространстве и времени представлена здесь, чтобы показать,
насколько данная проблема волновала умы многих поколений, следовательно, как важно
учитывать пространственно-временные характеристики бытия при рассмотрении любого
явления, касающегося жизни общества, каким, в частности, является право.


Вышеназванные характеристики пространства и времени являются сугубо философскими
и отчасти физическими, т.е. относящимися к неживой природе, к космосу в целом;
общество же изучается не физикой, а социологией и другими общественными науками,
чьи законы развития заметно отличаются от физических законов.


В силу того, что данная статья посвящена все же правовым категориям, необходимо
выделить юридические аспекты пространства и времени.

ПРОСТРАНСТВО


Категория пространства в юридической науке рассматривается не как трехмерная
объективная реальность, а как территория.


Обычно в правоведении используется специальный термин – «территория государства»,
под которой подразумевается пространство внутри государственных границ. В свою
очередь в соответствии с федеральным законом «О государственной границе Российской
Федерации» под государственной границей РФ подразумевается «линия и проходящая
по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы государственной
территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации,
то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской
Федерации»7 (курсив – А.А.) Государственный суверенитет, обычно понимаемый как
верховенство власти государства на собственной территории, и есть смысл установления
границ между государствами, ведь определение границ государства необходимо для
установления юрисдикции государства, т.е. определения правового пространства
действия законов данного государства. Таким образом, правовое пространство –
это не что иное, как пространство, на которое распространяются нормы права.
Причем последние могут быть как государственными, так и межгосударственными
(международными). Можно утверждать, что все планетарное пространство разделяется
на четыре категории:


- правовое пространство, регулируемое правовыми нормами одного государства;


- правовое пространство, регулируемое правовыми нормами государства и общепризнанными
принципами и нормами международного права;


- правовое пространство, регулируемое нормами международного права;


- неправовое пространство.


К последнему относятся территории, где совсем отсутствует правовое регулирование,
например, места проживания племен папуасов на острове Новая Зеландия. До сих
пор данные общности живут первобытнообщинным строем, у них нет государственности,
следовательно, нет права. Их поведение регулируется традициями, обычаями, сложившимися
на основе представлений о морали, нравственности других подобных категориях.


Внутри каждого государства правовое пространство подразделяется на основе установления
различных правовых режимов. Достаточно упомянуть федеральный закон «Об особо
охраняемых природных территориях»8, который закрепляет охрану природных территорий,
имеющих особое природоохранное, научное, культурное и т.п. значение и изъятых
из хозяйственного использования. Получается, что государство своим волевым актом
«выделяет» на своей территории определенные участки земли, поверхности пространства
над ними, и наделяет их особым статусом, дабы оградить от негативного влияния
хозяйственной деятельности.


Также можно отметить, что Россия, будучи федеративным государством, состоит
из территорий ее субъектов, коих в данный момент ровно 89. Таким образом, на
каждого человека действуют не только общефедеральные законы, но и законы и другие
нормативные акты субъекта, в котором он проживает. При использовании права свободного
передвижения и выбора места жительства, закрепленного Конституцией РФ, гражданин
«попадает» под действие правовых норм другого субъекта, то есть, по сути, частично
меняет свое правовое пространство. В этом отношении наиболее репрезентабельным
государством с федеративным устройством является США, где, к примеру, уголовное
законодательство штатов отлично, что немаловажно при учете места совершения
преступления.


Проанализировав последние два абзаца, можно придти к выводу, что государство
в лице его органов как бы «делит» свое правовое пространство, устанавливая различные
правовые режимы, причем по различным основаниям. В случае с особо охраняемыми
природными территориями оно заботиться в широком смысле об экологическом благополучии
нации, во втором же примере учитывает историческое, культурное наследие, особенность
территории с точки зрения климатическо-географических показателей и прочие аспекты.
Для учета всего этого Конституция РФ устанавливает совместное ведение, собственное
ведение, и методом исключения выделяет предметы ведения субъектов федерации.



Следующая страница (2/2) Следующая страница

Анисимова А.Н., студентка 4 курса юр. факультета СПбГУ

(9922 Прочтено. Последнее обновление 2004-12-11)

См. все содержимое категории Доклады и тезисы к докладам на СНК и конференциях раздела Материалы.




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы


© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.008 секунды. Запросов к БД: 10.