ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Легализация преступных доходов: некоторые теоретические проблемы состава




Легализация преступных доходов: некоторые теоретические проблемы состава


1. Легализация денежных средств или иного имущества, полученных преступным
путём является одним из наиболее дискуссионных составов преступления в науке
уголовного права и в правоприменительной практике. К сожалению, в последнее
время тема борьбы с легализацией преступных доходов и финансированием терроризма
превратилась из чисто правовой в политическую, стала «популярной», а сами меры
борьбы – популистскими. Представляется, что для достижения достоверного знания
и понимания сущности легализации преступных доходов, для достижения целей борьбы
с «грязными» доходами, наиболее продуктивным оказывается научный подход и научная
методология.


2. Состав легализации преступных доходов появляется в российском уголовном
праве со вступлениям в силу Уголовного кодекса РФ 1996 года. В связи с этим
возникает теоретическая проблема признания деяния общественно опасным, проблема
криминализации деяния, иными словами – проблема обоснования такой новеллы. К
сожалению, в российской науке уголовного права не уделяется достаточного внимания
этой проблеме. Для многих достаточным для разрешения указанной проблемы является
сам факт криминализации легализации преступных доходов, подкреплённый иностранной
и международной практикой.

Как известно, уголовно-правовые нормы направлены на защиту наиболее важных социальных
ценностей. В этом смысле, обоснование общественной опасности и криминализации
деяния необходимо будет носить ценностный (идеологический) характер. Потому
и строгое научное обоснование появления в уголовном кодексе 1996 года статьи
174 при помощи категории «общественная опасность» в рамках современной постнеклассической
мысли представляется недостижимым.

В научной литературе можно встретить идею о двух сторонах (аспектах) общественной
опасности легализации преступных доходов: с одной стороны опасность этого преступления
состоит в нарушении общественных отношений экономического характера (вред, причиняемый
экономическим интересам отдельных хозяйствующих субъектов, а также общества
и государства в целом), с другой стороны – общественных отношений общественной
безопасности, которые страдают от укрепления финансовой основы организованной
преступности.


3. Нетрудно заметить, что проблема общественной опасности легализации преступных
доходов тесно связана с проблемой объекта этого преступления. Как известно,
в преступлениях с двумя объектами один объект обычно признаётся основным, а
другой – дополнительным. Причём основным объектом преступления признаётся не
тот объект, ценность которого выше в охраняемой уголовным правом системе ценностей,
а тот, который выражает социальную сущность преступления.

Какой же объект легализации преступных доходов следует признать основным, а
какой – дополнительным? В современной научной литературе по этому вопросу наблюдается
полное единогласие, что однако свидетельствует не о достижении истины, а, скорее,
об отсутствии адекватного научного осмысления этой проблемы.

Многие исследователи, уклоняясь от исследования этого вопроса идут по формальному
пути и высказывают свои соображения относительно основного объекта легализации
преступных доходов, основываясь исключительно на положении статей 174 и 174.1
в системе статей особенной части УК РФ.

Такое представление об объекте легализации преступных доходов может быть подкреплено
рядом небесспорных аргументов:

- международная и зарубежная практика борьбы с легализацией преступных доходов
рассматривает это преступление как экономическое;

- на это же указывает и формулировка объективной стороны преступления: «совершением
финансовых операций и других сделок … использование в предпринимательской или
иной экономической деятельности» должны нарушаться, в первую очередь, экономические
отношения;

- в литературе часто используется такой косвенный метод научного исследования
как метод экспертных оценок. Значительное число «экспертов» признают серьёзную
опасность легализации преступных доходов для экономики на микро- и макро- уровне.


4. При внимательном рассмотрении приведённых выше тезисов можно обнаружить
почву для критики господствующей в литературе идеи об отношениях экономического
характера как об основном непосредственном объекте легализации преступных доходов.
Рассмотрим указанные тезисы подробно. Формальный аргумент следует признать крайне
слабым для научного дискурса. Нормативно-правовой акт не может разрешить научную
проблему, в лучшем случае, он может свидетельствовать о позиции законодателя.
Далее – в международном и иностранном праве состав легализации преступных доходов
хоть и считается экономическим преступлением, но появился он как реакция на
усиление позиций организованной преступности, а не в связи с опасными последствиями
обращения «грязных» денег в экономике. Объективная сторона легализации преступных
доходов, в настоящее время сформулированная как «совершение финансовых операций
и иных сделок … использование в предпринимательской или иной экономической деятельности»
также не может считаться строгим аргументом для признания экономической стороны
общественной опасности легализации преступных доходов отражающей сущность этого
преступления (пример – состав разбоя).

Наконец, наиболее спорными оказываются доводы, основанные на так называемых
«экспертных оценках». Будучи субъективными и вероятностными «экспертные оценки»
несут в себе смутное, неточное, нестрогое обыденное знание, стереотипы, которыми
обременено представление о сущности легализации преступных доходов. Мифические
«специалисты» и «эксперты» присутствуют в ссылках работ всех авторов, считающих
основным объектом легализации преступных доходов экономические отношения. При
этом ни одной научной работы по экономике которая бы содержала развёрнутое исследование
вредности и опасности отмывания преступных капиталов для субъектов микро- и
макроэкономики мне, к сожалению, не встретилось. Некоторые авторы позволяют
себе отходить от строгой научной терминологии и пользоваться красочными метафорами
типа «… массового попадания “грязных” денег в «кровеносную систему» экономики…
», что является несомненным обращением к средствам обыденного сознания и обоснования,
базирующихся на эмоциях.

Резюмируя критические высказывания можно с сожалением констатировать, что в
науке уголовного права прочно укоренился стереотип: легализация преступных доходов
– экономическое преступление. Это утверждение принимается без достаточного научного
обоснования как аксиома – в силу кажущейся очевидности. Однако, как известно,
то, что кажется очевидным – не всегда истинно. Авторам, отстаивающим такую позицию,
не следует пренебрегать этим обстоятельством.


5. После критики традиционного подхода к социальной сущности и объекту легализации
преступных доходов, логично перейти к обоснованию собственного отношения к рассматриваемой
проблеме.

Как уже упоминалось выше, потребность в криминализации отмывания преступных
доходов появилась в связи с глобализацией проблемы организованной преступности
(эта проблема стала отчётливо проявляться и осознаваться в Европе с середины
ХХ века, а в США – ещё раньше). Поэтому разработка именно этого тезиса представляется
наиболее продуктивной для исследования состава легализации преступных доходов.
Телеологическое (т.е. с учётом цели существования нормы) толкование норм уголовного
права, содержащихся в ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ, в совокупности с научным системным
методом, позволяют говорить о легализации преступных доходов как об элементе
организованной преступной деятельности, представляющей собой систему.

Экономический элемент организованной преступности (совершение преступлений,
приносящих прибыль) можно по праву назвать системообразующим. Без него невозможно
поддерживать внутреннюю дисциплину и порядок в группе, обеспечивать коррупционную
основу, а самое главное, без него теряется основной стимул участия в организованной
преступной группе в каком бы то ни было качестве – стимул материального обогащения.
В условиях рыночной экономики действует правило: «деньги должны работать». Преступно
полученные средства должны быть отмыты не только для сокрытия первичного преступления,
но и для того, чтобы была возможность инвестировать их в легальный бизнес, чтобы
эти деньги «работали» в интересах организованной преступной группы. Таким образом,
очевидно, что легализация представляет собой лишь средство для осуществления
обозначенных целей организованных преступных групп. Для реализации этих целей
и возникает умысел (решимость) на нарушение общественных отношений в сфере экономики.
Отношения в сфере экономической деятельности используются отмывателем для введения
в заблуждение других участников хозяйственного оборота и государственных правоохранительных
органов относительно правового статуса преступно полученных доходов, для создания
возможностей безопасного использования этих доходов в целях дальнейшего получения
прибыли (как законными, так и незаконными способами). Социальные проблемы комплексного
характера такие, как организованная преступность, требуют комплексных решений.
Традиционный метод – борьба с отдельными преступлениями, совершаемыми преступными
организациями, оказался явно недостаточным. Наряду с этим методом, борьбу с
легализацией преступных доходов и борьбу с коррупцией можно считать необходимыми
направлениями комплексного воздействия на организованную преступность. Без хорошо
продуманной, научно обоснованной и апробированной на практике уголовно-правовой
нормы об отмывании «грязных» денег, уголовно-процессуальных возможностей правоприменителя
в этой сфере и частноправовых принципов, отрицающих возможность возникновения
законного права на имущество, добытое в результате преступления, не мыслится
возможность подрыва экономической основы организованной преступности. Однако,
эта возможность, будучи потенциально обеспеченной, никогда не сможет в полной
мере реализоваться в конкретные уголовные дела по статьям 174, 174.1, по совокупности
с другими статьями УК РФ, до тех пор, пока не будет достигнуто успехов в борьбе
с коррупцией.


6. Исходя из приведённых доводов, представляется, что общественные отношения
в сфере экономической деятельности, скорее всего, являются дополнительным непосредственным
объектом легализации. Основным непосредственным объектом в этом случае можно
считать те же отношения, которые страдают при осуществлении организованной преступной
деятельности, то есть общественные отношения, складывающиеся при обеспечении
общественной безопасности, страдающие от деятельности организованных преступных
групп.

Необходимость быть последовательным вынуждает сделать ещё один вывод. Если основным
непосредственным объектом легализации преступных доходов являются отношения
общественной безопасности, а не экономические отношения, необходимо признать,
что расположение ст.ст. 174 и 174.1 УК РФ в главе 22 нарушает принцип построения
Особенной части УК РФ. Статьи, устанавливающие уголовную ответственность за
легализацию преступных доходов, следует поместить в главу 24 (Преступления против
общественной безопасности), например, за номером 210.1 и 210.2 соответственно.






Спирин И.Н.

(5700 Прочтено. Последнее обновление 2004-12-16)

См. все содержимое категории Доклады и тезисы к докладам на СНК и конференциях раздела Материалы.




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы

http://callbacky.by/ бесплатный обратный звонок для сайта.
© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.007 секунды. Запросов к БД: 10.