ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

О выпуске дополнительных акций организацией - должником при процедуре внешнего управления



Страница: 1/4


Даже самый детальный федеральный закон, устанавливающий особенности признания должника несостоятельным (банкротом), вряд ли позволит законодателю исчерпывающе урегулировать все возможные ситуации, разрешить правовые коллизии, возникающие в практике арбитражных управляющих.
Одна из правовых проблем, породившая дискуссию, как среди теоретиков, так и в еще большей степени юристов-практиков, вызвана нечетким решением в законе вопроса о возможности выпуска дополнительных акций акционерным обществом, в отношении которого введена процедура внешнего управления.
Федеральный закон от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", достаточно подробно регламентируя особенности деятельности несостоятельного должника в условиях внешнего управления, выпуск дополнительных акций, однако, прямо не запрещает, но прямо и не дозволяет.
Дискуссия эта на страницах экономической и юридической литературы была спровоцирована во-многом ситуацией, возникшей на одном из предприятия - гигантов тяжелой промышленности России - "Ленинградском металлическом заводе" (в дальнейшем АО "ЛМЗ"). В процессе реализации плана внешнего управления арбитражным управляющим было принято решение о выпуске 14 миллионов обыкновенных именных акций АО "ЛМЗ" и о распределении их по закрытой подписке среди ряда конкурсных кредиторов. Выпуск был зарегистрирован Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг (ФКЦБ). Поскольку дополнительные акции были предложены только некоторым акционерам, что привело к существенному изменению соотношения долей участия других акционеров, последние, посчитав свои права нарушенными, прибегли к судебной форме их защиты. Суд первой инстанции удовлетворил заявленный иск, аргументировав свою позицию тем, что у внешнего управляющего право на решение по дополнительной эмиссии акций отсутствовало, поскольку возможность таких действий прямо не устанавливалась законом о банкротстве. Апелляционная инстанция, рассмотрев жалобу АО "ЛМЗ", по сути, поддержала доводы суда первой инстанции. Однако кассационная инстанция отменила решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции, приняв новое решение об отказе в иске. При этом кассаторы аргументировали свое решение выводом о том, что "… перечень способов восстановления платежеспособности должника не ограничен рамками …названной нормы и предусматривает иные меры по финансовому оздоровлению должника", а нормы иного специального законодательства, в том числе Федерального закона "О защите прав и законных интересов инвесторов на рынке ценных бумаг" не подлежат применению.
Параллельно рассмотрению данного спора арбитражным судом, суды общей юрисдикции вынесли решения об отказе в исках граждан - акционеров АО "ЛМЗ", к ФКЦБ о признании недействительным государственной регистрации дополнительного выпуска.
Этот подход был поддержан такими широко известными учеными - юристами как В.Ф. Попондопуло, К.К. Лебедев, Е.А. Суханов и др. В тоже время в экономической литературе отношение к действиям внешнего управляющего АО "ЛМЗ" было не всегда столь уж оптимистичным. Например, Д. Джафаров, анализируя использование института банкротства для получения контроля над управлением предприятием, полагает, что в России "распространенной является практика проведения дополнительных эмиссий, единственная цель которых состоит в размывании доли прочих акционеров и аккумулировании контрольного пакета в руках заинтересованной группы". Квалифицируя такие операции как "враждебные поглощения", он ссылается на примеры ОАО "Томскнефть", ОАО "Юганскнефтегаз", ОАО "Алтайэнерго" и др. Авторы статьи "Санитары и мародеры" дополняют этот список еще одним примером, когда некотролируемая акционерами эмиссия дополнительных акций используется для передела собственности.

Очевидно, что в случае возникшая нормативная неопределенность до внесения соответствующих изменений в Закон о банкротстве может быть устранена лишь путем его толкования.
Процесс этот следует начать с уяснения того, какие нормы являются более специальными, а, следовательно, имеющими приоритет: нормы законодательства о банкротстве или законодательства об акционерных обществах и эмиссионных ценных бумагах?
Сторонники положительного подхода, обосновывая свою позицию в пользу допустимости выпуска дополнительных акций в условиях внешнего управления, разумеется, полагают, что более специальным является законодательство о банкротстве, поскольку оно ориентировано на нетипичную ситуацию - несостоятельность должника, в то время как нормы акционерного законодательства рассчитаны на нормально функционирующее предприятие. С таким доводом трудно не согласиться, но сделанный из него вывод нуждается в уточнении.
Выпуск акций в рассматриваемом случае, с точки зрения экономической, возможно, и является целесообразным, поскольку он вносит разнообразие в иные финансовые инструменты оздоровления предприятия (многочисленные формы кредитования, консолидация долгов и т.п.). Вместе с тем, экономическая целесообразность и самые убедительные доводы в ее обоснование не могут заменить требований действующего законодательства. Представляется, что в рамках действующих правовых норм о банкротстве выпуск акций несостоятельным предприятием должен быть признан незаконным. Тем более противоречит закону такое размещение дополнительных акций, которое осуществляется среди кредиторов должника без предложения новых акций в первую очередь всем акционерам соответствующего акционерного общества.
Сделанный вывод обосновывается следующими аргументами.
1. Действительно, законодательство о банкротстве вводит многочисленные исключения из общих правил, однако, представляется, что о специальном правиле можно говорить только тогда, когда оно прямо сформулировано ("установлено") в законе. Именно об этом и говорится в п. 3 ст.65 ГК РФ.
При этом следует заметить, что с точки зрения юридической техники особая норма устанавливается в законе о банкротстве либо через формулирование иного, прямо противоречащего другим нормам правила, либо через дополнение существующих правил и введение нового.
Например, не вызывает сомнения приоритетность ст.18 Закона о банкротстве в части определения круга заинтересованных лиц. В сравнении с нормой ст.81 Закона об акционерных обществах для целей процедуры банкротства не рассматриваются в качестве заинтересованных лиц акционеры - физические лица, пусть даже и владеющие 20 или более процентами голосующих акций общества, а также все их аффилированные лица. В то же время в отличие от акционерного закона при банкротстве под заинтересованными лицами признаются еще и главный бухгалтер (бухгалтер) должника, а также не только исполнявшие обязанности на момент возбуждения производства по делу о банкротстве руководитель должника и некоторые иные физические лица, но, кроме того, и те из них, которые были освобождены от своих обязанностей в течение одного года до момента возбуждения указанного производства.
Особенности правового регулирования прямо предусмотрены и для отношений по продаже предприятия (ст.86 Закона), и для исполнения и оснований прекращения обязательств (ст.69 и др.), а также во многих других случаях.
Вместе с тем, представляется, что во всех тех случаях, когда специальное регулирование отсутствует, т.е. когда особые нормы не сформулированы в законодательстве о банкротстве, арбитражный управляющий в своей деятельности должен руководствоваться нормами иного специального законодательства, в том числе об эмиссионных ценных бумагах, включая акции.
Умолчание в регулировании, отсутствие запрета или дозволения на совершение каких либо действий арбитражным управляющим означает лишь то, что последний в таких случаях по отдельным, не урегулированным в законодательстве о банкротстве вопросам, должен руководствоваться правилами иного законодательства, содержащимися в нем предписаниями, запретами и дозволениями, а также его принципами.
Закон о банкротстве в ст. ст. 2, 74 предписывает арбитражному управляющему принимать различные меры по восстановлению платежеспособности должника. Вместе с тем, "все" вовсе не означает "любые". "Не все то, что не запрещено законом - дозволено, но и дозволено не только то, что прямо разрешено законом".
Следует заметить, что решения вопроса о том, что же все таки "разрешено" или "запрещено" судебной практике далеко не однозначно. Так, в постановлении от 4 мая 2001 г. N КГ-А40/2061-01Федерального арбитражного суда Московского округа высказана позиция, диаметрально противоположная той, которую этот суд занял в приведенном выше деле АО "ЛМЗ". В этот раз, по мнению кассационной инстанции, из ч.2 ст.74 Закона о банкротстве следует, что внешний управляющий обязан осуществлять только те полномочия, которые определены законом, поэтому он не может совершать любые действия, направленные на ликвидацию дебиторской задолженности, в том числе подавать заявления в судебные органы о признании предприятий-должников банкротами, данный способ защиты нарушенного права является ненадлежащим. В Законе о банкротстве, нет полномочий, обязывающих либо дающих право внешнему управляющему подавать заявления о признании других предприятий банкротами, поэтому не может быть реализован принцип "разрешено то, что не запрещено". Иного взгляда придерживался Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, который в постановлении от 16 ноября 1999 года N Ф08-2445/99 пришел к выводу о том, что действия внешнего управляющего по созданию юридического лица и определению вклада в уставный капитал создаваемого общества имущества предприятия-должника, хотя прямо и не предусмотрены законом о банкротстве, но соответствуют пункту 6 статьи 12 того же закона, которым предусмотрено право арбитражного управляющего распоряжаться имуществом должника для целей его оздоровления.



Следующая страница (2/4) Следующая страница

К.ю.н. Бушев Андрей Юрьевич

(12213 Прочтено. Последнее обновление 2005-05-01)

См. все содержимое категории Научные статьи по праву, юриспруденции раздела Материалы.




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы


© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.015 секунды. Запросов к БД: 10.