ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

О выпуске дополнительных акций организацией - должником при процедуре внешнего управления



Страница: 2/4


Вместе с тем, продолжая аргументацию отстаиваемой автором позиции, вновь подчеркну, что отсутствие в Законе о банкротстве запрета на совершение какого-либо действия свидетельствует о том, что при осуществлении соответствующего действия арбитражный управляющий обязан руководствоваться требованиями, содержащимися в иных законах.
Применительно к рассматриваемому вопросу такими не исключенными законом о банкротстве требованиями, в частности, являются следующие.
(а) В соответствии с п.2 ст.100 ГК РФ не допускается увеличение уставного капитала общества, т.е. выпуск дополнительных акций, для покрытия понесенных им убытков.
(б) Согласно п.4 ст.99 ГК РФ и п.4, 5 ст.35 Закона об акционерных обществах при отрицательной разнице между чистыми активами общества и размером его уставного капитала акционерное общество обязано не выпускать новые акции для пополнения финансовых средств, а совсем наоборот - оно должно снижать размер уставного капитала. В большинстве случаев несостоятельности акционерных обществ соблюдение этих условий при выпуске дополнительных акций невозможно.
То, что выпуск дополнительных акций в рамках действующего законодательства о банкротстве рассчитан только на нормально работающее предприятие и не совместим с несостоятельным акционерным обществом, подтверждается и иными требованиями, предъявляемыми не только законодательством об акционерных обществах, но и об эмиссионных ценных бумагах.
(а) Так, непременным условием принятия решения о выпуске акций является обязательство эмитента обеспечить права владельца при соблюдении владельцем установленного законодательством Российской Федерации порядка осуществления этих прав (ст.17 Закона о рынке ценных бумаг). В период внешнего управления выполнение этого требования и фактическое обеспечение прав владельца акции едва ли возможно.
(б) Кроме того, п."е" ст.22 Закона о рынке ценных бумаг обязывает приводить в проспекте эмиссии структуру руководящих органов эмитента, в том числе список всех членов совета директоров, правления или иных указанных в учредительных документах эмитента органов его управления, выполняющих аналогичные функции на момент принятия решения о выпуске. В период внешнего управления выполнение этого требования невозможно, поскольку в связи с прекращением полномочий органов управления должника, отстранением от должности его руководителя функции по управлению акционерным обществом не осуществляются теми руководящими органами эмитента, которые, как требует закон о рынке ценных бумаг, указаны в учредительных документах эмитента. В то же время в силу ст.21 Закона о рынке ценных бумаг "несоответствие представленных документов и состава содержащихся в них сведений требованиям настоящего Федерального закона" (т.е. в том числе, в части приведения структуры руководящих органов эмитента) является основанием для отказа в регистрации выпуска акций.
Возвращаясь к мысли о том, что полномочия внешнего управляющего ограничены не только положениями самого Закона о банкротстве, но и требованиями иного законодательства, хотелось бы обратить внимание и на следующее обстоятельство. Закон о банкротстве устанавливает специальное правило, согласно которому внешний управляющий выполняет функции общего собрания акционеров, и поэтому, казалось бы, он может принимать решения по любым вопросам, входящим в соответствии с акционерным законодательством в компетенцию общего собрания, в том числе по вопросу об увеличении уставного капитала путем размещения дополнительных акций. Однако, это не всегда так. Ведь Закон о банкротстве не содержит норм, которые бы устанавливали исключение из приведенных, а также многих иных требований законов об акционерных обществах и о рынке ценных бумаг применительно к самим условиям и предпосылкам принятия решения о выпуске дополнительных акций.
Следовательно, требования иных законов, не исключенные Законом о банкротстве, сохраняют свою силу. Но в условиях процедуры внешнего управления выполнение специальных требований о выпуске акций невозможно, поэтому невозможен и сам выпуск акций.

2. Далее, внешний управляющий, как представитель собственника - акционерного общества, при осуществлении своих прав по распоряжению имуществом должника, в том числе в виде размещения ценных бумаг, ограничен не только требованиями закона о банкротстве (ст. 74) и иных законов. Дополнительным ограничением полномочий арбитражного управляющего являются права и законные интересы других лиц (ст.209 ГК РФ). При отсутствии в законе особого регулирования, права и законные интересы других лиц должны приниматься во внимание при толковании полномочий арбитражного управляющего по совершению тех или иных конкретных действий.
Очевидно, что выпуск дополнительных акций, а так же их размещение по закрытой подписке среди кредиторов могут нарушить права и охраняемые законом интересы акционеров должника и тех, кто в последующем приобретет вновь выпущенные акции на вторичном рынке. В самом деле, в случае, когда акции распределяются, например, по закрытой подписке среди кредиторов должника, доля участия первоначальных акционеров снижается. Следовательно, уменьшается и степень влияния акционера на принимаемые в последующем общим собранием акционеров решения, которые касаются реализации акционером его имущественных прав (о выплате дивидендов, о выкупе акций и .т.п.). Имущественный интерес акционера и его права могут затрагиваться и в иных ситуациях. Это и возможность привлечения акционера к ответственности по долгам общества в случае неполной оплаты им акций или (и) наличия между акционером и обществом особых управленческих правоотношений, это и изменение размера его ликвидационной квоты, доли в преимущественном праве на приобретение других акций и др.
Трудно не согласиться в связи с этим с В.А. Химичевым, который правильно подмечает то обстоятельство, что в "определенной степени участник всегда в какой-то мере ответственен за финансовое состояние должника и его правовое положение в деле о банкротстве не может быть равным положению кредитора. Однако - продолжает свою мысль автор - такой подход не должен вести к умалению прав участника".

Далее, если признать, что несостоятельное акционерное общество вправе размещать дополнительные акции, то этот вывод должен быть распространен на акционерные общества любых типов, т.е. и на ОАО, и на ЗАО и, кроме того, как на открытую (публичную), так и на закрытую эмиссии. Однако, во-первых, действующая система раскрытия информации на рынке ценных бумаг, такова, что обычный инвестор, приобретающий акции закрытого акционерного общества на вторичном рынке, может и не узнать о том, что должник по таким акциям является несостоятельным. Во-вторых, владелец акции несостоятельного акционерного общества не ограничен в праве на ее реализацию третьим лицам. Таким образом, вполне возможна ситуация, при которой интересы третьего лица - нового приобретателя акции, будут нарушены. Ведь покупая ее, например, на неорганизованном рынке, он, в силу существующих правил, мог рассчитывать на то, что акции принадлежат "нормальному" предприятию и, следовательно, он сможет воспользоваться всеми обычными (общими) правами акционера. Однако, как уже отмечалось, удовлетворение такого, охраняемого законом интереса, при внешнем управлении вряд ли возможно.
Поэтому до тех пор, пока законодатель не дополнит и не уточнит соответствующим образом Закон о банкротстве, умаление охраняемого в соответствии с Законом об акционерных обществах интереса акционеров, инвесторов и т.п. в пользу интересов кредиторов недопустимо.

3. Следующий аргумент в поддержку вывода о том, что в условиях действующих правовых норм выпуск дополнительных акций при внешнем управлении недопустим, базируется на анализе тех немногочисленных норм закона о банкротстве, которые упоминают акции либо прямо, либо через категорию эмиссионной ценной бумаги.
(а) Так, применительно к наиболее "мягкой" для должника процедуре банкротства - наблюдению, при сохранении в целом полномочий органов управления должника, п.3 ст.58 Закона о банкротстве вводит запрет принимать решения о размещении облигаций и иных эмиссионных ценных бумаг, включая акции. Случайно ли это? Почему аналогичное ограничение не установлено в отношении других процедур?
Как уже отмечалось, выпуск акций и аккумуляция в связи с этим инвестиций предусматриваются для нормально работающих организаций. Устанавливая запрет на размещение дополнительных акций при процедуре наблюдения, законодатель ввел исключение из общих норм, посвященных полномочиям органов управления акционерным обществом. Такое исключение не установлено для иных процедур, прежде всего потому, что и в случае внешнего управления, и при конкурсном производстве прекращается деятельность органов управления акционерного общества, управомоченных принимать решения о выпуске дополнительных акций. Поэтому введение специальной запретительной нормы не требуется. Нет нужды в таком специальном ограничении и в отношении правомочий арбитражного управляющего. При отсутствии прямого позволения в законодательстве о банкротстве арбитражный управляющий должен будет руководствоваться нормами акционерного права, которые ориентированы на нормально работающее предприятие и, следовательно, для несостоятельных акционерных обществ все равно в этой части не применимы.
(б) Иное, но уже специальное упоминание об акции содержится в норме п. 2 ст. 122 Закона о банкротстве, в соответствии с которой мировое соглашение может содержать среди прочих условие об обмене требований на акции. На первый взгляд, приведенное положение ст. 122 закона о банкротстве как будто бы позволяет прийти к выводу об установлении в законе, хоть и косвенно, но специального правила, допускающего выпуск акций при внешнем управлении. Ведь в силу п. 1 ст. 120 закона о банкротстве мировое соглашение может быть заключено на любой стадии рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве, в том числе и при внешнем управлении.
Однако, приведенная формулировка закона не позволяет прийти к однозначному выводу о том, какие именно акции имел в виду законодатель: дополнительные или выпущенные должником до начала процедуры банкротства, собственные акции должника, или акции других акционерных обществ, находящиеся у должника во владении и т.д.?
Необходимо учитывать, что в законодательстве о банкротстве институт мирового соглашения является специальным по отношению к таким институтам как внешнее управление, или конкурсное производство, или наблюдение, поскольку может применяться для всех процедур банкротства как одно из средств удовлетворения интересов кредиторов и должника.
Предположим, что под рассматриваемыми акциями законодатель подразумевал дополнительные, т.е. вновь выпущенные, акции.
Но как тогда специальное и единое для всех процедур условие - обмен требований на акции, может быть реализовано для процедуры наблюдения, если, как уже отмечалось, п. 3 ст. 58 закона о банкротстве для наблюдения запрещает выпуск дополнительных акций. Сочетание норм п. 2 ст. 122 и п. 3 ст. 58 закона о банкротстве свидетельствует о том, что в п. 2 ст. 122 законодатель не имел в виду акции дополнительные. Или, во всяком случае, о том, что сформулированное в п. 2 ст. 122 правило само по себе недостаточно для вывода о возможности выпуска дополнительных акций в условиях внешнего управления.
Толкование анализируемой нормы может быть продолжено путем ее соотнесения с нормами иных федеральных законов.
Например, если принять тезис о возможности выпуска дополнительных акций и их обмена на долги акционерного общества, то как в таком случае удовлетворить требования п. 2 ст. 99 ГК, в соответствии с которыми не допускается освобождение акционера от обязанности оплаты акций общества, в том числе путем зачета требований к обществу? Необходимо отметить, что формулировка п. 2 ст. 99 ГК не допускает установления иного в других федеральных законах.
Едва ли убедительной покажется ссылка на п. 3 ст. 65 ГК, согласно которой основания признания судом юридического лица банкротом либо объявления им о своем банкротстве, а также порядок ликвидации такого юридического лица устанавливаются Законом о несостоятельности (банкротстве). Во-первых, Закон о банкротстве, как указано в ГК, может установить особые правила только для оснований объявления юридического лица банкротом и для порядка его ликвидации, а также во всех тех случаях, когда в соответствии с другими нормами ГК в федеральных законах допускается установление специальных правил (ст. ст. 310, 450 ГК и др.). Как уже отмечалось, в настоящее время ни ГК, ни законодательство об акционерных обществах и эмиссионных ценных бумагах не допускает возможности установления в других федеральных законах исключения из правила о недопустимости освобождения акционера от обязанности по оплате дополнительных акций. Во-вторых, в любом случае особое правило, как того требует ГК, должно быть установлено, т.е прямо сформулировано и закреплено в специальном законе. Действующая же формулировка п. 2 ст. 122 Закона о банкротстве ни сама по себе, ни в системе других норм этого же закона специального правила, исключающего следование требованиям других федеральных законов, не устанавливает.
Думается, что действующая редакция п. 2 ст. 122 Закона о банкротстве и ее толкование в системе иных правовых норм позволяют говорить о ситуации, когда требования кредиторов должны обмениваться либо на находящиеся во владении должника акции других организаций, либо на акции, которые ранее были оплачены, но поступили в распоряжение акционерного общества (ч. 2 п. 3 ст. 72, ст. 75 и др. закона об акционерных обществах).



Предыдущая страница Предыдущая страница (1/4) - Следующая страница (3/4) Следующая страница

К.ю.н. Бушев Андрей Юрьевич

(13127 Прочтено. Последнее обновление 2005-05-01)

См. все содержимое категории Научные статьи по праву, юриспруденции раздела Материалы.




Rambler's Top100

Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы Юрист по авторским правам Вадим Колосов

работа в бишкеке вакансии 2015 продавец
© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.012 секунды. Запросов к БД: 10.