ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

О судебной защите прав акционера



Страница: 1/4


Вопрос судебной защиты прав акционеров в последнее время привлекает к себе внимание многих исследователей. Не оставлен он в стороне и в практике судебных органов как арбитражных, так и общей юрисдикции. Это вполне объяснимо: ведь акционерная форма предпринимательской деятельности становится одной из самых популярных, активизируется в этой связи деятельность владельцев акций по осуществлению прав, ими удостоверяемых.
Указом Президента РФ № 1157 от 18 ноября 1995 года (с последующими изменениями) "О некоторых мерах по защите прав вкладчиков и акционеров" (п. 1) защита прав акционеров "от противоправных посягательств и коммерческих рисков, ... возникающих ...при осуществлении...акционерными обществами предпринимательской деятельности" была провозглашена в качестве одного из важнейших направлений "государственной политики на финансовом и фондовом рынках Российской Федерации". В ст. 1 Федерального закона “Об акционерных обществах” обеспечение защиты прав и интересов акционеров определено в качестве одной из задач его принятия. В развитие этих положений весной 1996 года Указом Президента РФ от 21 марта 1996 года № 408 утверждена Комплексная программа мер по обеспечению прав вкладчиков и акционеров, направленная, в частности, на формирование системы нормативных средств, минимизирующих возможность различного рода злоупотреблений при осуществлении акционерами своих прав и удовлетворении интересов.
Рассматриваемый вопрос является составной частью общетеоретической проблемы защиты права, однако защита отношений, складывающихся в акционерном обществе, имеет некоторую специфику, которая предопределена особенностями самих акционерных отношений.
В акционерном обществе интерес акционера реализуется как непосредственно - через осуществление акционером принадлежащих ему прав, так и опосредованно - через деятельность самой корпорации, участником которой он является. В этом смысле нетрудно представить ситуацию, в которой интересы того или иного акционера вступали бы в конфликт с интересами не только других акционеров, но и корпорации в целом. Для иллюстрации этого положения достаточно привести примеры принятия общим собранием акционеров решений о невыплате дивиденда и направлении сэкономленных средств на развитие корпорации, или об изменении прав акционеров Общества, или о консолидации акций, или их конвертации в акции другой категории (типа) и т.п. Поэтому для сохранения и укрепления целостности акционерного общества, как специфической системы, выявление и обеспечение баланса названных интересов, а также механизмов их защиты должны рассматриваться в качестве одной из основных задач нормативного регулирования деятельности акционерных обществ, реализации прав их акционерами. Ключевым здесь, думается, в конечном итоге, является вопрос о соотношении воли большинства акционеров с интересами меньшинства, в т.ч. вопрос о защите меньшинства от произвола большинства.
Весьма интересным и поучительным является судебное дело, известное в начале века как “Дело о подставных акционерах”. В конце 1901 года несколько акционеров Харьковского Земельного банка, составлявших меньшинство, обратились с иском к указанному банку, акционерам Рябушинским и Кореневу и другим с требованием о признании недействительным решения общего собрания акционеров. Рябушинские и Коренев, владевшие большинством акций этого акционерного общества, имели ограниченное количество голосов, соизмеримое с голосами, принадлежавшими меньшинству. Для “обхода” требований устава об ограничении количества голосов, принадлежащих одному акционеру, Рябушинские и Коренев накануне общего собрания передали подконтрольным им лицам (“подставным акционерам”) часть акций, владельцами которых они являлись. Сразу же после собрания “отчужденные” акции были возвращены их первоначальным обладателям. В результате, Рябушинские и Коренев получили большинство голосов и сформировали угодный для них состав Правления (Совета Директоров) Общества. Истцы оспаривали результаты голосования, ссылаясь на то, что “подставные акционеры” не должны были принимать в нем участие в силу недействительности (мнимости) сделок по приобретению ими соответствующих акций. Заявители также отмечали, что избрание такого состава Правления было осуществлено “не с целью - как бы следовало по закону и естественному чувству человеческой справедливости, - упорядочения дел банка в интересах общественных, а, как показала последующая их (ответчиков - А.Б.) банковская деятельность, в личных, корыстных целях”. Иск после продолжительных разбирательств был удовлетворен.
Однако, проблема установления баланса интересов различных групп акционеров не исчерпывается лишь необходимостью определения правовых средств для ограждения меньшинства акционеров от недобросовестных решений большинства. И зарубежной, и уже российской акционерной практике известны многочисленные случаи, когда акционеры, владеющие незначительным количеством акций, буквально не дают акционерному обществу “передохнуть” от различных, заявляемых ими требований. Для таких случаев уже уместно говорить о необходимости защиты большинства от “терроризма” меньшинства. В литературе описывается “изобретение” американского миллионера К. Веннера, который сформировал свое состояние на том, что приобретал акции различных корпораций, а затем, выявив в их документах и деятельности какие-либо юридические погрешности, предъявлял судебные иски. Корпорация вынуждена была идти на мировую и выплачивать “хитроумному” акционеру значительные компенсации, которые, разумеется, не могли не подточить ее активы, влияя тем самым на права других акционеров.
А как действующее российское законодательство формирует различные правовые механизмы решения вопроса защиты прав акционеров, установления баланса интересов большинства и меньшинства?
Один из путей - введение многообразных способов и форм защиты прав акционера.
Закон не содержит, хотя и не исключает возможности включить в Устав акционерного общества положения о внутри-корпоративном, неюрисдикционном или “административном” порядке разрешения конфликтов.
Другая неюрисдикционная форма: защита прав акционеров через саморегулируемые организации профессиональных участников рынка ценных бумаг, действующие на принципах некоммерческой организации (ст. 49 Закона “О рынке ценных бумаг”).
Вместе с тем, на практике юрисдикционная форма защиты права является наиболее действенной, а в качестве основной инстанции по рассмотрению споров между акционерами и обществом выступает суд. При этом, Закон об акционерных обществах содержит определенный перечень дел, возникающих из отношений в корпорации, которые подлежат рассмотрению в суде (ст. ст. 35(6), 45(2), 53(5) ч. 2, 71(5)).
Упоминание в Законе названных случаев неизбежно ставит вопрос о целях их специального перечисления.



Следующая страница (2/4) Следующая страница

Бушев Андрей Юрьевич,
кандидат юридических наук,
доцент кафедры коммерческого права СПбГУ.

(16387 Прочтено. Последнее обновление 2005-05-16)

См. все содержимое категории Научные статьи по праву, юриспруденции раздела Материалы.




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы

Смотрите описание интернет магазин детской одежды тут.
© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.014 секунды. Запросов к БД: 10.