ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Частная (контрактная) юрисдикция и ее идейные истоки



Страница: 2/6


Либеральные идеи стали основой для вывода о необходимости ограничения власти правительств, о том, что гражданское общество должно сдерживать политическую власть и, как следствие, - укреплять параллельные государственным общественные институты. При этом государство не должно вмешиваться в существо деятельности таких общественных инструментов, а ограничиваться общим контролем и соответствием общественных институтов существующему в государстве публичному порядку. В европейских государствах гражданскому обществу удалось создать систему, которая позволяет эффективно контролировать публичную власть.
В этой связи нам представляется не случайным тот факт, что с падением абсолютных монархий (XVIII-XIX века), стали возрождаться находившееся в дремлющем состоянии арбитражные учреждения. К тому моменту, когда Европа вступила в эпоху промышленных революций, законодатель весьма позитивно относился к третейскому судопроизводству. Так, во Французском Декрете об организации судопроизводства от 16-24 августа 1790 года продекларировано, что, поскольку третейский суд является самым разумным средством разрешать споры между гражданами, то законодательные органы не будут делать никаких распоряжений, которые вели бы к уменьшению возможности или действенности третейского соглашения . Конституция Франции 1793 года уже предусматривала создание так называемых публичных третейских судей, в компетенцию которых передавались все те споры, которые не были разрешены частным порядком или мировыми судьями. В основе этого конституционного положения лежало то соображение, что оно соответствует принципу разумности и предназначено для служения всеобщему благу. Однако насаждение арбитражных судов в противовес государственным судам было одним из тех перегибов, которые так свойственны революционным периодам развития государства. В конечном итоге, после многочисленных злоупотреблений в этой области, на смену чрезвычайного увлечения третейскими судами пришел период переосмысления роли и места третейских судов в правовой системе государства. С принятием в 1806 году ГПК Франции законодатель «привел в порядок» требования законодательства об арбитражном разбирательстве споров. В частности, были установлены правила, которые регулировали порядок заключения арбитражного (третейского) соглашения, процессуальные последствия заключения арбитражных соглашений, условия их действительности и проч. Подобный законодательный подход к третейскому разбирательству стабилизировал систему арбитражных институтов как альтернативных способов разрешения правовых споров.
В Англии развитие арбитражных судов натолкнулось на активное сопротивление королевских судей. И тому были причины, связанные с тем, что королевские судьи получали гонорары в результате рассмотрения споров. Таким образом, арбитражные суды, оттягивая на себя «клиентов» королевских судов реально влияли на уровень заработной платы государственных судей. Вместе с тем к концу XIX века тенденция укрепления арбитражных судов в Англии набрала силу и, в конечном итоге, в 1889 году был принят Арбитражный закон, урегулировавший деятельность английских третейских учреждений. В 1892 году по инициативе муниципального совета лондонского Сити была открыта Лондонская арбитражная палата (в настоящее время – Лондонский международный третейский суд, один из старейших и крупнейших международных учреждений) .
В американском праве арбитражи окончательно утвердились также к концу XIX века. Именно в это время на законодательном уровне, равно как и в судебной практике получили поддержку третейские суды и принимаемые им решения. К этому периоду времени деятельность арбитражных учреждений была урегулирована в принятых федеральным правительством актах, что послужило толчком к развитию арбитражного движения, которое через 40-50 лет достигло очень широкого размаха.

Современные либеральные идеи развиваются с использованием иных аргументов, нежели те, которые использовались классиками либертарианства. В частности, под влиянием утилитаристских подходов отвергаются естественные права как основа, на которой покоится либерализм. Либеральные идеи обосновываются теми благоприятными экономическими последствиями, которые они производят (Бентам, Мизес, Милтон Фридмен и др.). Однако, применительно к теме настоящего исследования, это не влияет на выводы о закономерности возникновения целого ряда политико-юридических институтов (в том числе и контрактных юрисдикций), которые обеспечивают устойчивость либерального общества, основанного на свободном товарообмене.
Нет сомнений в том, что идея частных юрисдикций не является центральной идеей концепции либерализма. Идея контрактных юрисдикций находится на периферии теории, обосновывающей свободный рынок и неотчуждаемость естественных прав человека. Существуют более фундаментальные идеи, на которых покоятся основные либертарианские ценности. К числу таких идей относятся идея разделения властей, идея правового государства, идея плюрализма, идея верховенства права и др. Вместе с тем реализация идеи контрактных юрисдикций является индикатором высокой степени интеграции гражданского общества и государства, свидетельством существования в обществе демократических механизмов самоуправления и, как следствие, более эффективной системы хозяйствования. Будучи одним из «винтиков» сложнейшей системы государственного устройства, контрактные юрисдикции наряду с иными элементами системы позволяют укреплять надежность функционирования общественных институтов и обеспечивают его устойчивость.
Государство призвано обеспечивать защиту прав людей, которые объединены под его властью. Как только государство превышает дозволенное ему, оно вторгается в ту область, которая принадлежит гражданскому обществу. Вместе с тем, правительство обязано укреплять и негосударственные инструменты общественной жизни. Более того, именно негосударственные механизмы являются надежной опорой гражданского общества и теми рычагами, при помощи которых удается избежать полного огосударствления всех сфер общественной жизни.
Альтернатива государственному правосудию – частные юрисдикции – не подлежат прямому вмешательству со стороны государства. Правительство вправе только следить за соответствием существующему в государстве публичному порядку при осуществлении процедур контрактных юрисдикций. Однако, отвлекаясь на всякого рода дополнительные задачи, которые оно на себя взяло, «государство не выполняет должным образом даже свои основные функции, и люди вынуждены искать альтернативы на рынке. Поскольку суды уже с трудом успевают рассматривать поступающие дела и многие воспринимают судебный процесс как слишком долгий и неприятный, все больше людей решают возникающие споры через частных арбитров. Решения арбитров являются юридически обязательными, и при необходимости их исполнения можно добиться через государственные суды, хотя цель частного разрешения споров – избежать расходов и проволочек, связанных с обращением в суд» . В данном случае акцент делается на тех достоинствах контрактных юрисдикций, которые имеют сугубо прагматический характер. Вместе с тем, помимо решения сиюминутных насущных нужд, контрактные юрисдикции выполняют важнейшую функцию, связанную со своего рода общественным самоуправлением, основанным на инициативе и свободе выбора частных субъектов и, прежде всего, предпринимателей.

Одним из важнейших следствий либертарианских идей является постулат о свободе договоров. Договоры заключаются свободными людьми, никто не может быть принужден к заключению договора. Договор порождается исключительно волей тех лиц, которые заключают его. Равно как и закон, договор, вступивший в силу, порождает норму, связывающую лиц, заключивших договор. Государство обеспечивает соблюдение договора и помогает понуждать стороны договора к его исполнению. Не случайно, что государства, регулируя товарообмен, в качестве центрального постулата, на котором базируется гражданский оборот, фиксируют принцип свободы и незыблемости договора.
Либертарианская концепция исходит из того, что предметом договора может быть практически всё. Это касается и договоренности сторон о выборе способа разрешения возникшего между ними конфликта. Более того, как показывает многовековая практика, именно внегосударственные общественные институты (напр., репутация, религиозные факторы, и проч.) оказываются наиболее важными факторами исполнения обязательств, вытекающих из договоров. Это суждение и является основой для обоснования института контрактных юрисдикций, развиваемых в свободном обществе. Принцип свободы договора оказывается особенно важным в сфере действия торгового права. Особое значение здесь приобретает такой аспект свободы договора каковым является свобода волеизъявления и ее оценка судами. Если в общих судах действует принцип, согласно которому одно только обещание не создает юридически значимого обязательства (nuda pactio obligatienem non parit) и, как следствие, не предоставляет иска для его защиты, то торговое право базируется на ином правиле – в торговом суде возражение не может иметь места только по той причине, что из nuda pacta нет иска. Как отмечают средневековые итальянские юристы и все последующие комментаторы торгового права это положение «неизменно повторяется при характеристике особенностей торгового права» .
Другим важнейшим выводом из теории либертарианства является вывод о регуляторе экономической жизни общества - рыночном хозяйстве, ядром которого является фигура предпринимателя. Предприниматель выступает в качестве движущей силы товарообмена. Он, во-первых, формирует и, во-вторых, перераспределяет всю систему ресурсов, существующих в обществе. Без эффективных действий предпринимателя все рыночное хозяйство просто встанет. В свою очередь, это влечет необходимость особого внимания со стороны государства к регламентации статуса предпринимателя. Эффективность деятельности предпринимателя в первую очередь зависит от степени его свободы, реализация которой направлена на законные производство, поиск и перераспределение в обществе ресурсов. Как следствие, интенсификация предпринимательской деятельности ведет к экономическому росту, увеличению валового внутреннего продукта. Однако эта цель достижима только в условиях стабильности, которая необходима предпринимателю как воздух. Эти соображения и являются предпосылкой формирования особого массива законодательных норм, регулирующих правовое положение, основы деятельности и правила поведения предпринимателей.
Таким образом, либертарианские идеи проецируются не только в экономическую, но и в юридическую сферу, становясь основой для моделирования наиболее эффективных политико-правовых механизмов.
История либертарианства убеждает в том, что идеи, высказанные идеологами этого движения, являются питательной почвой для развития идей о коммерческом праве и контрактных юрисдикциях, обосновании их взаимосвязи и функциональной взаимозависимости. Эти идеи, имея высоко абстрактный характер, требуют при их практической реализации создания конкретных политико-юридических механизмов. К числу таких механизмов, инкорпорированных в систему, обеспечивающую реализацию либеральных идей, относятся создаваемый массив норм, регулирующих свободный товарообмен (торговое право) и конструкции контрактных юрисдикций, при помощи которых обеспечивается разрешение коллизий, возникающих в коммерческом обороте. Наряду с указанными правовыми феноменами, эффективное функционирование либерального общества обеспечивают и иные институты, которые следует рассматривать как элементы всей общественной системы, основанной на либеральных ценностях.
Причем как коммерческое право, так и контрактные юрисдикции являются теми институтами, которые наряду с иными институтами обеспечивают существование и устойчивость общества с рыночной экономикой и либеральными ценностями. Контрактная юрисдикция, покоящаяся на идеях свободы и разделения властей, обеспечивает независимость индивидуумов от государственной власти при защите своих прав. При этом контрактные юрисдикции в какой-то степени, может быть и весьма ограниченной, выступают конкурентами государственного правосудия, стимулируя государственные суды на более качественное осуществление своих функций.
Генезис, и развитие коммерческого права и торговых судов происходило параллельно, в ответ на одни и те же потребности обеспечения стабильности коммерческого оборота. Два этих юридических феномена не просто соседствуют, но и весьма крепко взаимосвязаны между собой.
Многие юристы отмечают, что наиболее важными сторонами нормирования торговли являются создание купеческих судов и частного права в области торгового оборота . Причем зачастую коммерческое право порождалось практикой именно торговых судов, разрешавших споры в пределах одного сословия (сословия купцов, менял, ремесленников), опираясь на цеховые нормы, сословные правила и представления о справедливости и чести внутри купеческого сообщества. Вызревающие в недрах сословия правовые нормы, формулировались и закреплялись торговыми судами, являющимися по своей сути частными, независимыми от государственных юрисдикций судами. Эти нормативные образования были самодовлеющими и даже оказывали влияние на развитие нормативных систем, порождаемых публичной властью. Но главная функция, которую выполняли купеческие суды, это формирование независимой материально-правовой нормативной системы, с которой связывалась независимость торгового сословия. Купеческий суд призван формулировать нормы особого права – торгового. Таким образом, существование особого торгового права и специальных торговых судов, независимых от системы государственной юрисдикции, является взаимообусловленными и взаимосвязанными факторами, идейно-политически и юридически питающими друг друга. Эта идея протянулась от древних правовых систем к современным юрисдикциям.



Предыдущая страница Предыдущая страница (1/6) - Следующая страница (3/6) Следующая страница

О.Ю. Скворцов,
доцент кафедры коммерческого права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор юридических наук

(22280 Прочтено. Последнее обновление 2006-11-19)

См. все содержимое категории Научные статьи по праву, юриспруденции раздела Материалы.




Rambler's Top100

Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы Юрист по авторским правам Вадим Колосов

https://www.bk-arkadia.ru сколько действует оценка квартиры для ипотеки в сбербанке.
© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.023 секунды. Запросов к БД: 10.