ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

  Маска сброшена, или истинное лицо Бориса Акунина (прочтений: 2730)

Литературные заметкиПроницательный читатель! Возможно, ты пристально следишь за триумфальным восхождением Бориса Акунина на литературный Олимп. Из последних новостей: Татьяна Толстая заявила, что в соавторстве с создателем образа сыщика Фандорина собирается писать детективный роман, телевизионный канал ОРТ показал фильм по роману "Азазель", продолжается работа над несколькими экранизациями книг писателя, причем идет речь и о Голливуде. Мы помним о том, что в "миру" сочинителя зовут совсем иначе. Так вот, в позапрошлом году вторым изданием вышел объемистый том: Григорий Чхартишвили. Писатель и самоубийство. М.: Новое литературное обозрение. 2000. 576 С. Тираж 10000 экземпляров.

Эта в высшей степени талантливая, информативная, добротная, печальная и светлая (да, да!) книга заполняет зияющую "лакуну" в отечественной словесности: "Нет ни одной русской книги, попытавшейся бы объединить и обобщить различные аспекты явления, в котором, вероятно, заключается главное отличие человека от животного - человек знает о том, что смертен, и именно это знание дает ему возможность выбора между to be и not to be" (С. 10). Между тем каталог мировой "суицидологической" литературы насчитывает свыше 5000 наименований. Справедливости ради укажем, что практически одновременно с первым изданием тома "Писатель и самоубийство" вышло весьма квалифицированное исследование Ирины Паперно "Самоубийство как культурный институт" (М.: 1999), но эта книга рассчитана лишь на постмодернистских понтификов-"посвященных" и на тех, кто себя к ним причисляет.


А книга Г.Ш.Чхартишвили обращена к тебе, читатель. Нет на всем белом свете человека, который не леденил бы душу размышлениями над завораживающей тайной "худшего из грехов". И жутко, и сладко, и больно, и понятно-непонятно. А я бы смог? Э, над каждым насельником сей "юдоли скорби" и "долины плача" "витал самоубийства обворожительный дымок". Вот этой важнейшей и разноаспектной проблеме, включающей исторический, юридический, религиозный, нравственный и философский ракурсы, и посвящена книга Г.Чхартишвили. Писатель приводит статистические данные, от которых виски холодеют: ежедневно на Земле 1200 несчастных кончают с собой; за полтора года, ушедших на написание этого труда, сто тысяч россиян добровольно ушли из жизни. О, как страшно!


Исследователь не без лукавства заявляет: я, мол, не пожелал "придавать книге наукообразие при помощи сносок, отсылок, комментариев и прочих атрибутов научного издания. Перед вами не научный трактат, а эссе, то есть сочинение исключительно приватное" (Там же). Автор упростил в пропедевтических целях так называемый "научный аппарат", однако, он тщательнейшим образом "перелопатил" горы литературы на разных языках (см. краткий "Список книг" - С. 572-574).


Читатель, ты, вероятно, хочешь знать о том, почему книга не озаглавлена просто "Самоубийство"? Почему из сонма людей, добровольно ушедших из жизни, выбраны только писатели? Исследователь поясняет: "Литераторы взяты как частный пример homo sapiens, достаточно компактный, легко идентифицируемый и к тому же наиболее удобный для изучения. Вообще-то эта книга не о писателе-самоубийце, а о человеке-самоубийце. От обычного человека писатель отличается тем, что в силу своей эксгибиционистской профессии выставляет душу на всеобщее обозрение, мы знаем, что у него внутри" (С. 11). Речь идет о том, что писатели-самоубийцы обосновывали свое непоправимое решение в художественных текстах, оставляли предсмертные записки, да и вообще их биографии просто-напросто хорошо изучены-реконструированы. Исследование завершает "Энциклопедия литературицида" (термин французского поэта-символиста Артюра Рембо, умершего "своей" смертью; 1854-1891), представляющая собой собрание в алфавитном порядке кратких, но весьма емких биографий 350-ти литераторов-самоубийц (С. 439-571). "Rossika" насчитывает 41 имя, много, но японцы, англо- и немецкоговорящие литераторы нас опережают в этом мрачном соревновании.


Первая часть книги, включающая шесть разделов, множество главок и приложений, называется "Человек и самоубийство". "История вопроса" прослеживается на основе изучения в соответствующих ракурсах античности, средневековья, нового времени, прошлого столетия, которое в трактате-эссе названо "веком самоубийств". Именно в XX веке самоубийство, считавшееся ранее церковным и уголовным преступлением (например, в Великобритании "неудачная" попытка самоубийства до 1861 г. каралась смертной казнью; до 1961 г. Англия сохраняла "в кодексе антисуицидальную статью" - С. 32; почти во всех странах Европы имущество самоубийц не наследовалось, а "отходило в казну"), стало практически обыденным явлением, зачастую формой последнего протеста против жестокого обезбоженного мира. Уделяет автор сочувственное внимание и в высшей степени дискуссионной проблеме "эвтаназии" (греч. эу+танатос - "хорошая смерть"), то есть добровольной смерти как избавления от неизлечимой и мучительной болезни (С. 40-49). Кстати, парламент Нидерландов еще в 1993 г. впервые допустил эвтаназию.


Компактен, но чрезвычайно содержателен раздел книги, посвященный анализу отношения религии к суициду: христианства, иудаизма, ислама, индуизма и буддизма, тоталитарных сект (С. 50-94). Увы, восточные культы, пожалуй, более снисходительны к человеку. В разделе "Философия" скомпонованы суждения "за и против" ("Pro и Contra") одномоментного избавления от всех страданий лучших умов человеческих. Немецкий поэт-романтик Новалис (Ф. Фон Харденберг; 1772-1801) и французский писатель-экзистенциалист Альбер Камю (1913-1960; оба - не самоубийцы) сформулировали положение, согласно которому самоубийство - важнейшая философская проблема (деяние), пусть человек, добровольно уходящий из жизни, малограмотен и слыхом не слыхал о "философии". Почему? Что думает об этом автор? Читайте - и обрящете (С. 95-127). Особое внимание хочу обратить на "приложение" "Сомнения Достоевского", где тонко и искусно рассмотрено преломление магистральной для писателя темы самоубиства, мучившей его всю жизнь (С. 128-146).
Специальные разделы отведены в трактате-эссе "теориям" и "географии" самоубийства (С 147-258). Особое внимание читателя обращаю на ошеломляюще жестко информативные главки: "Самоубийство по-русски", "Самоубийство по-английски" и "Самоубийство по-японски". Нам, живущим в эпоху глобализации, блазнится, что скоро все люди станут одинаковыми, в том числе и в отношении к жизни и смерти, но… все не так. Об этом и идет речь в книге Г.Чхартишвили.


Детям, подросткам и нервным барышням-дамам настоятельно не рекомендую читать раздел "Как это делается" и приложение "Красивая смерть. Введение в теорию и практику харакири" (С. 259-284). В обморок грохнуться можно. Напомню, автор трактата-эссе - лучший российский "японист", прославленный переводчик японской литературы в ее лучших образцах. Повествование о харакири-сэппуку изобилует шокирующими натуралистическими подробностями этого безумно красивого в своей отточенности и безумно страшного в своей жестокости акта-ритуала.


Вторая часть книги, собственно и озаглавленная "Писатель и самоубийство", посвящена тонкому, вдумчивому, сочувственному анализу психики "творческого животного, которое работает со словами, идеями и знаками" (С. 287), то есть несчастного литератора (имя им - легион), преждевременно, волюнтаристским жестом-поступком низринувшего себя в смерть. Автор дробно и подробно рассматривает разноаспектные суицидальные причины писательских уходов из жизни (С. 285-424).


Отменная книга, глубокая и мрачная. А почему маска сброшена? А потому, что выдающийся писатель Борис Акунин под собственным именем Григорий Чхартишвили выступает в этом фолианте как выдающийся мыслитель-исследователь-интерпретатор наиглавнейшей в истории человеческого духа темы-проблемы. Вот так! И еще пара слов. Автор любит и жалеет своих героев. Книга написана затейливым, легким и пленительным языком.

Примечание: Автор: Василий Пригодич



 
   Сообщить об ошибке




   Логин
Логин

Пароль

Не зарегистрировались? Вы можете сделать это, нажав здесь. Когда Вы зарегистрируетесь, Вы получите полный доступ ко всем разделам сайта.

   Связанные ссылки
· Больше про Литературные заметки
· Новость от iluxa


Самая читаемая статья: Литературные заметки:
Алмазная колесница, или Путь к Будде Амида


   Рейтинг статьи
Средняя оценка: 5
Ответов: 1


Пожалуйста, проголосуйте за эту статью:

Отлично
Очень хорошо
Хорошо
Нормально
Плохо



"Авторизация" | Создать Акаунт | 0 Комментарии
Спасибо за проявленный интерес

Вы не можете отправить комментарий анонимно, пожалуйста зарегистрируйтесь.




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы


© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.020 секунды. Запросов к БД: 18.