ГЛАВНАЯ
Нажмите, чтобы поделиться своей мыслью МЫСЛИ ВСЛУХ
ВАШ ПРОФИЛЬ
ЛИЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
БАЗА ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ
ПОИСК
Здесь может быть Ваша реклама!

   Навигация по сайту
·Главная
·Материалы
·Новости

·Заметки
·Литературные заметки
·Особое мнение
·Комментарии
·Публичные дела
·Преподаватели

·Фотогалерея

·Форум

·Справочная
·Ссылки
·О сайте
·Обратная связь ·Дерево Сайта

Объяснения к заседанию Верховного Суда 25 января 2006г.

(3442 Всего слов в этом тексте)
(3940 Прочтено)   Напечатать текущую страницу




Верховный Суд Российской Федерации
Судебная коллегия по гражданским делам
Дело №78-Г05-67

Заявители:
Орлов Александр Николаевич
Шестаков Евгений Леонидович

Заинтересованные лица:
Законодательное Собрание Санкт-Петербурга
Губернатор Санкт-Петербурга
Санкт-Петербургская избирательная комиссия

ПИСЬМЕННЫЕ ОБЪЯСНЕНИЯ

В 2005 году граждане А.Н. Орлов и Е.Л. Шестаков, являющиеся дееспособными жителями Санкт-Петербурга, обратились в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением о признании недействующими ряда положений Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» в связи с их противоречием Федеральному закону «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и нарушением таким образом их избирательных прав, свобод и законных интересов, в том числе избирать и быть избранными на очередных выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. По указанному заявлению было возбуждено гражданское дело №3-379/2005, которое однако определением судьи Санкт-Петербургского городского суда от 20 октября 2005 года прекращено. На данное определение была подана частная жалоба, рассмотрение которой Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации назначено на 25 января 2006 года.

В связи с подачей заявителями частной жалобы представителем Губернатора Санкт-Петербурга в суд представлен отзыв, который препровожден заявителям письмом судьи Санкт-Петербургского городского суда Т.А. Гунько от 22 ноября 2005 года. Указанный отзыв содержит ряд существенных правовых позиций, возражения по которым заявители представляют в настоящих письменных объяснениях.

В соответствии с ч.1 ст.35 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, имеют право, в частности, давать объяснения суду (в том числе в письменной форме), а также приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам. При этом, в соответствии со ст.350 ГПК РФ, судебное заседание в суде кассационной инстанции проводится по правилам ГПК РФ, установленным для проведения судебного заседания в суде первой инстанции, и с учетом правил, изложенных в главе 40 ГПК РФ «Производство в суде кассационной инстанции». Иных правил относительно представления лицами, участвующими в деле, письменных объяснений в главе 40 ГПК РФ не установлено. Таким образом, полагаем, что суд кассационной инстанции вправе приобщить настоящие письменные объяснения к материалам дела и учесть их при вынесении определения.

1. В частной жалобе заявителей (п.1, стр.2) указывается, что в практике Верховного Суда РФ рассматривались по существу дела по заявлениям граждан об оспаривании нормативных правовых актов, положениями которых их права могли быть нарушены в будущем, при этом делаются ссылки на решение Верховного Суда РФ от 09 сентября 2002 года по делу №ГКПИ2002-390 и на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 08 декабря 2004 года по делу №9-Г04-29. Ссылки на указанные судебные постановления оспариваются в отзыве представителя Губернатора Санкт-Петербурга на указанную частную жалобу (стр.1-2). В связи с этим необходимы дополнительные пояснения.
По делу №ГКПИ2002-390 Верховным Судом РФ по существу были рассмотрены требования заявителей (двух граждан) об оспаривании п.8 и абз.1 подп.10.1 Положения о лицензировании деятельности по ведению реестра владельцев именных ценных бумаг, утвержденного постановлением ФКЦБ России от 19 июня 1998 года №24. Указанные нормы Положения устанавливали размеры платы, взимаемой профессиональными участниками рынка ценных бумаг, осуществляющими деятельность по ведению реестра именных ценных бумаг. Иными словами, указанные положения применяются, а плата взимается при наличии у граждан соответствующих именных ценных бумаг, данные о которых внесены в реестры (например, в случае если граждане являются акционерами). Заявители по указанному делу акционерами не являлись, а лишь намеревались приобрести ценные бумаги, в связи с чем, опасаясь нарушения своих прав, и обратились в Верховный Суд РФ, который рассмотрел их требование по существу, частично удовлетворив. Соответствующая запись имеется и в самом решении суда по указанному делу: «Как указывают заявители, вышеназванные нормы Положения противоречат Федеральному закону «О рынке ценных бумаг» и нарушают их права и охраняемые законом интересы, т.к. они намереваются приобрести в общую долевую собственность акции акционерного общества и при совершении сделки с ценными бумагами должны будут уплатить регистратору вознаграждение больше, чем это предусмотрено законом». Извлечение из данного решения Верховного Суда РФ было опубликовано для всеобщего сведения . Указанное решение было оставлено без изменений определением Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 31 октября 2002 года по делу №КАС02-572 и вступило в законную силу.
По делу №9-Г04-29 Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ было отменено решение Нижегородского областного суда от 07 сентября 2004 года по делу об оспаривании ряда положений Закона Нижегородской области «О выборах депутатов представительных органов местного самоуправления в Нижегородской области», которым было удовлетворено заявление Администрации города Нижнего Новгорода (поданное в период вне избирательной кампании) о признании ряда положений указанного закона субъекта РФ недействующими в связи с их противоречием федеральному законодательству; при этом Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ направила дело на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции. Отмена судебного решения в данном деле была связана не с отсутствием указания на нарушенные оспариваемым законом права заявителя, а с неправильным толкованием судом первой инстанции примененных при разрешении дела норм федерального закона, что зафиксировано в мотивировочной части определения. Более того, по данному делу Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ не прекратила производство по делу (как того просило Законодательное собрание Нижегородской области – податель кассационной жалобы), а направило дело на новое рассмотрение по существу в суд первой инстанции. Таким образом, Верховный Суд РФ подтвердил возможность судебного контроля положений закона субъекта РФ о выборах в период до начала соответствующей избирательной кампании.

2. В частной жалобе заявителей приводятся ссылки на судебную практику, в том числе решения Верховного Суда РФ (п.1) и Конституционного Суда РФ (п.3). По мнению представителя Губернатора Санкт-Петербурга, выраженному в отзыве (стр.2,6) со ссылкой на ч.1 ст.347 ГПК РФ, данные доводы не могут быть приняты во внимание, так как являются новыми доказательствами по делу. Вместе с тем, в силу ч.1 ст.55 ГПК РФ, доказательствами по делу являются сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон. Ссылки заявителей на конкретные судебные решения таковыми не являются, а лишь подкрепляют их правовую позицию, поэтому не могут считаться новыми доказательствами по смыслу ч.1 ст.347 ГПК РФ. Надо отметить, что ссылки на судебные решения по конкретным делам содержатся и в отзыве представителя Губернатора Санкт-Петербурга.

3. В своем отзыве (стр.3) представитель Губернатора Санкт-Петербурга продолжает настаивать на том, что Закон Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга», положения которого оспариваются, «не применяется», так как очередные выборы депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга пока не назначены. Вместе с тем, как отмечается в частной жалобе (стр.1), указанный Закон Санкт-Петербурга в установленном порядке принят, подписан и опубликован, в силу чего в соответствии с его ст.66 вступил в силу летом 2005 года. Его положения (в том числе оспариваемые) подлежат применению не только в период избирательной кампании (то есть после назначения выборов), но и до назначения выборов. Например, норма о сроках назначения выборов депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (п.1 ст.5 Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга», п.3.1 на стр.7 заявления в суд), норма о назначении выборов депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга в судебном порядке (п.5 ст.5 Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга», п.3.3 на стр.8-9 заявления в суд), норма о предельном числе государственных и муниципальных служащих в составе территориальных избирательных комиссий, которые являются постоянно действующими (п.5 ст.12 Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга», п.3.8 на стр.10 заявления в суд).

4. В частной жалобе (п.2) указано, что Санкт-Петербургский городской суд не имел процессуальных оснований (предусмотренных ГПК РФ) для прекращения производства по делу об оспаривании положений Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга». В своем отзыве (стр.4) представитель Губернатора Санкт-Петербурга именует указанный вывод частной жалобы «необоснованным». При этом делаются ссылки на практику Верховного Суда РФ: на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 29 июня 2005 года по делу №3-Г05-3 об оспаривании ряда положений законодательства Республики Коми и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 22 июня 2005 года по делу №49-Г05-47 об оспаривании постановления Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан.
По делу №3-Г05-3 Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ проверялось определение Верховного Суда Республики Коми о прекращении производства по делу об оспаривании ряда положений законов Республики Коми, при этом указано, что оспариваемые положения законов не являются действующими, так как в установленном порядке утратили силу (в связи с принятием нового республиканского законодательного акта). В рассматриваемом деле, напротив, предметом рассмотрения являются действующие положения закона субъекта РФ – вступившего в силу в 2005 году (см. стр.1 частной жалобы, п.1) и никем не отмененного Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга».
По делу №49-Г05-47 Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ проверялось определение судьи Верховного Суда Республики Башкортостан, которым заявителю было возвращено заявление об оспаривании постановления Центральной избирательной комиссии Республики Башкортостан о назначении местного референдума в связи с тем, что в заявлении не содержится ссылок на нарушение прав, свобод и законных интересов заявителя принятием указанного постановления. В рассматриваемом деле, напротив, в заявлении, направленном заявителями в Санкт-Петербургский городской суд и принятом им к своему производству, указано, какие права, свободы и законные интересы заявителей нарушены оспариваемым Законом Санкт-Петербурга (п.4 на стр.21-22 заявления), кроме того, данный вопрос дополнительно пояснен в дополнениях к заявлению от 03 октября 2005 года (стр.5). В соответствии с п.1 ч.1 ст.134 ГПК РФ, судья отказывает в принятии заявления в случае, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя. Таким образом, в заявлении в суд об оспаривании нормативного правового акта, что подтверждается и определением Судебной коллегии Верховного Суда РФ по делу №49-Г05-47, достаточно указания на то, какие права были нарушены оспариваемым гражданами нормативным правовым актом. В случае выявления судом (после проведения заседания, исследования доказательств, прений сторон в соответствии с ГПК РФ) факта отсутствия нарушения оспариваемым актом прав, свобод и законных интересов заявителей суд должен принять решение об отказе в удовлетворении заявления (ч.1 ст.253 ГПК РФ), а не о прекращении производства по делу.

5. В частной жалобе (п.3) указано, что оспариваемое определение судьи Санкт-Петербургского городского суда нарушает право заявителей на судебную защиту, гарантированное ст.46 Конституции РФ, при этом делается ссылка на постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 02 июля 1998 года №20-П. По мнению представителя Губернатора Санкт-Петербурга, изложенному в отзыве (стр.4-6), во-первых, постановление Конституционного Суда РФ от 02 июля 1998 года №20-П не имеет отношения к делу, во-вторых, делаются ссылки на целый ряд определений Конституционного Суда Российской Федерации. Вместе с тем, по мнению заявителей, (а) постановление Конституционного Суда РФ от 02 июля 1998 года №20-П, как и ряд других постановлений Конституционного Суда РФ, раскрывают конституционное право граждан на судебную защиту, в частности, указывают на невозможность его ущемления, в том числе при осуществлении правосудия; кроме того, (б) определения Конституционного Суда РФ, на которые ссылается в своем отзыве представитель Губернатора Санкт-Петербурга, не противоречат правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в указанных выше постановлениях, так как неправильно интерпретированы представителем Губернатора Санкт-Петербурга.
а). Как отмечено в абз.3 п.3 мотивировочной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 02 июля 1998 года №20-П по делу о проверке конституционности отдельных положений ст.ст.331 и 464 УПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан, ч.2 ст.46 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому право на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти. Очевидно, что данное право (право на судебную защиту) распространяется и на обжалование в суд законов субъектов Российской Федерации, которые являются разновидностью решений органов государственной власти соответствующего субъекта РФ. Указанная правовая позиция Конституционного Суда последовательно проводится и в ряде иных решений Конституционного Суда РФ. В частности, в абз.2 п.3 мотивировочной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 13 ноября 1995 года №13-П по делу о проверке конституционности ч.5 ст.209 УПК РСФСР в связи с жалобами граждан Р.Н. Симагуллиной и А.А. Апанасенко подчеркивается, что право граждан на судебную защиту относится к таким правам, которые в силу ч.3 ст.56 Конституции Российской Федерации не могут быть ограничены ни при каких условиях. Таким образом, гражданину в любом случае должно быть доступно право обжаловать решение органа государственной власти, в том числе закон субъекта Российской Федерации, то есть не просто обратиться в суд, но и участвовать в состязательном судебном процессе, результатом которого станет обоснованное и законное судебное решение по существу дела. Данный вывод подтверждается и указанием абз.1 п.4.1 мотивировочной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 11 мая 2005 года №5-П по делу о проверке конституционности ст.405 УПК РФ в связи с запросом Курганского областного суда, жалобами Уполномоченного по правам человека в РФ, производственно-технического кооператива «Содействие», общества с ограниченной ответственностью «Карелия» и ряда граждан на то, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого разбирательства дела является предоставляемая сторонам реальная возможность довести до сведения суда свою позицию относительно всех аспектов дела. Надо отметить, что Конституционный Суд РФ рассматривал право на судебную защиту не только в рамках уголовного судопроизводства, но и в рамках гражданского судопроизводства, ссылаясь при этом на нормы международных договоров РФ, являющихся в силу ч.4 ст.15 Конституции РФ частью российской правовой системы. Например, в п.4 мотивировочной части своего постановления от 03 февраля 1998 года №5-П по делу о проверке конституционности ст.ст.180,181, п.3 ч.1 ст.187 и ст.192 АПК РФ Конституционный Суд Российской Федерации ссылается на ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также принятую Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций Всеобщую декларацию прав человека, положения которой относятся к категории общепризнанных принципов международного права, а, следовательно, подлежат применению судами общей юрисдикции в силу указания, содержащегося в п.1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 октября 2003 года №5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» . Резюмируя сказанное, следует процитировать правовую позицию, содержащуюся в абз.1 п.4 мотивировочной части постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта 1998 года №9-П по делу о проверке конституционности ст.44УПК РСФСР и ст.123 ГПК РСФСР в связи с жалобами ряда граждан, согласно которой в соответствии с ч.1 ст.46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, при этом право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека, признаваемым и гарантируемым в Российской Федерации согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией РФ; право на судебную защиту предполагает наличие конкретных гарантий, которые позволяли бы реализовать его в полном объеме и обеспечить эффективное восстановление в правах посредством правосудия, отвечающего требования справедливости. В рассматриваемом деле оспариваемое определение Санкт-Петербургского городского суда нарушает право заявителей на судебную защиту, так как лишает их эффективной возможности обжаловать затрагивающее их права и законные интересы решение органов государственной власти – отдельные положения Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга».
б). В поддержку своей правовой позиции о законности и обоснованности обжалуемого определения Санкт-Петербургского городского суда от 20 октября 2005 года представитель Губернатора Санкт-Петербурга ссылается на ряд определений Конституционного Суда Российской Федерации: от 18 января 2005 года №26-О (стр.4 отзыва), от 21 декабря 2004 года №409-О (стр.5 отзыва), от 5 декабря 2003 года №419-О (стр.5 отзыва).
В определении от 18 января 2005 года №26-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина С.Ю. Коновалова на нарушение его конституционных прав ч.5 ст.108, ст.ст.172 и 210 УПК РФ Конституционный Суд Российской Федерации в продолжение правовой позиции, сформулированной в его постановлениях, в том числе указанных выше, повторил, что в соответствии с ч.1 ст.46 Конституции РФ каждому гарантируется право на судебную защиту его прав и свобод, т.е. на эффективное восстановление в правах независимым судом путем справедливого судебного разбирательства на основе состязательности и равноправия сторон с предоставлением им достаточных процессуальных правомочий для защиты своих интересов при осуществлении всех процессуальных действий, результат которых имеет существенное значение для определения их прав и обязанностей (абз.1 п.2 мотивировочной части). Именно это право заявителей и нарушается обжалуемым определением Санкт-Петербургского городского суда, который отказался провести судебное разбирательство по существу вопроса об оспаривании нормативного правового акта, затрагивающего права, свободы и законные интересы граждан, в том числе в избирательной сфере.
В определении от 21 декабря 2004 года №409-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина В.Н. Балаева на нарушение его конституционных прав ч.1 ст.52, ч.3 ст.292 и ст.304 АПК РФ Конституционный Суд Российской Федерации указал, что Конституция РФ, гарантируя в ст.46 каждому право на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на подачу в суд заявлений о признании решений и действий (бездействия) органов государственной власти, должностных лиц незаконными, непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок осуществления судебной проверки решений и действий (бездействия) органов государственной власти и должностных лиц по заявлениям заинтересованных лиц, кроме того, конституционное право на судебную защиту не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания, которые определяются федеральными законами (прежде всего, процессуальными кодексами) (абз.2 п.2 мотивировочной части). Однако заявители по данному делу и не претендуют на выбор способа и процедуры судебного оспаривания положений Закона Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга», подав заявление в соответствии с ГПК РФ в порядке гражданского судопроизводства в надлежащий суд общей юрисдикции и выполнив все предусмотренные федеральным законом требования и формальности. В свою очередь Санкт-Петербургский городской суд обжалуемым определением лишил заявителей конституционного права на судебную защиту, которое они намеревались реализовать в единственно возможном установленном федеральным законом порядке. Невозможность выбора гражданами способа судебного оспаривания нормативных правовых актов не означает, что они лишаются права в принципе их оспаривать хотя бы одним законным способом (в данном деле – путем подачи заявления в суд общей юрисдикции в соответствии с ГПК РФ).
В определении от 05 декабря 2003 года №419-О об отказе в принятии к рассмотрению запроса Новгородской областной думы о проверке конституционности подп.13 п.2 и подп.1 п.3 ст.5 Закона РФ «О государственной пошлине» Конституционный Суд Российской Федерации указал, что Конституция РФ, гарантируя каждому судебную защиту прав и свобод, одновременно предусматривает, что порядок судопроизводства определяется федеральным законодательством, тем самым предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса лишь в установленном порядке, что не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту, при этом закрепленные законодателем требования (в частности, по уплате государственной пошлины) обязательны для заявителя (абз.1 п.2 мотивировочной части). В настоящем деле заявителями соблюдены все требования, предъявляемые федеральным законодателем (в ст.ст.131,132,247,251 ГПК РФ) для обращения с заявлением в суд, в частности, уплачена государственная пошлина, подтверждением чему является имеющаяся в материалах дела квитанция (приложение №2 к заявлению в суд). Косвенным подтверждением соблюдения заявителями всех предъявляемых к заявлению об оспаривании нормативного правового акта требований является его принятие к рассмотрению Санкт-Петербургским городским судом и возбуждение на его основании гражданского дела №3-379/05. Вместе с тем, как оговаривается в том же абз.1 п.2 мотивировочной части определения Конституционного Суда РФ от 05 декабря 2003 года №419-О, закрепленные законодателем требования к обращению граждан в суд должны обеспечивать каждому возможность обратиться в суд, то есть эффективный доступ к правосудию, который был в принципе закрыт для заявителей обжалуемым определением Санкт-Петербургского городского суда от 20 октября 2005 года.

6. Представитель Губернатора Санкт-Петербурга продолжает настаивать, что законом не предусмотрена возможность предъявления в суд требований в защиту законных интересов граждан (стр.3 отзыва), при этом игнорируются ссылки заявителей на ряд статей ГПК РФ о защите законных интересов (стр.2 частной жалобы). Более того, представитель Губернатора Санкт-Петербурга обосновывает изложенную правовую позицию указанием на текст ч.1 ст.46 Конституции РФ (стр.4 отзыва), согласно которой каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, но не упоминаются законные интересы. Вместе с тем, такая ограничительная трактовка права на судебную защиту, закрепленного в ст.46 Конституции РФ, не соответствует его толкованию Конституционным Судом РФ. Например, в абз.1 п.2 мотивировочной части определения Конституционного Суда РФ от 05 декабря 2003 года №419-О недвусмысленно сказано: «Предполагается, что заинтересованные лица вправе обратиться в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса… в установленном порядке». Таким образом, конституционное право на судебную защиту предусматривает, в частности, защиту в судебном порядке охраняемых законом интересов граждан, то есть их законных интересов.

В случае, если в настоящем деле Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оставит в силе обжалуемое определение Санкт-Петербургского городского суда от 20 октября 2005 года, поддержав таким образом позицию представителя Губернатора Санкт-Петербурга, граждане, являющиеся потенциальными избирателями и кандидатами, лишатся возможности на судебное оспаривание не соответствующих федеральному законодательству положений законов субъектов РФ о выборах, в том числе о выборах депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ, в период до начала избирательной кампании. При этом такое оспаривание в период избирательной кампании, то есть после решения о назначении выборов, не является в полной мере эффективным в связи со скоротечностью избирательной кампании, не создает условий для восстановления уже нарушенных прав граждан. Кроме того, при этом в принципе исключается возможность оспаривания положений закона субъекта РФ о выборах, которые регулируют избирательные правоотношения, складывающиеся до начала избирательной кампании, в том числе о порядке и сроках назначения выборов, формировании постоянно действующих избирательных комиссий, регистрации (учете) избирателей и составлении списков избирателей. Такой подход существенным образом нарушает конституционное право граждан на судебную защиту, относящееся к числу основных и неотъемлемых, не стыкуясь при этом с основными процессуальными принципами гражданского судопроизводства в Российской Федерации, закрепленными в ч.1 ст.3, ч.1 ст.4 ГПК РФ, является существенным нарушением гражданского процессуального закона. Вместе с тем, исходя из ст.18 Конституции РФ основной задачей правосудия является обеспечение непосредственно действующих прав и свобод человека и гражданина, в том числе на судебную защиту
Податели частной жалобы по данному делу просят не удовлетворить заявленное ими в суд первой инстанции требование, а лишь дать им возможность высказать свою позицию в ходе состязательного судебного процесса, результатом которого должно стать справедливое судебное решение, другими словами – открыть им доступ к правосудию.

«25» января 2006 года

Представитель заявителей /по доверенности/ А.П. Тетердинко
  

[ Назад Публичные дела | Главная страница секции ]




Rambler's Top100



Ответственность за нарушение авторских прав на сайт и материалы


© Колосов Вадим, 2001-2011. Запрещается без предварительного согласия администратора Сайта: любое воспроизведение, распространение и копирование материалов сайта; установка прямых ссылок не на php-страницы, установка ссылок на php-страницы с искажением заголовка, производить иные действия, нарушающие авторские права. Контактный имэйл: admin@law-students.net.
Сайт поддерживает юрист Вадим Колосов.
Открытие страницы: 0.033 секунды. Запросов к БД: 10.